«Я помню чудное мгновенье…» или Пушкин в Риге. Фоторассказ Е. Шаровой

Нет, несмотря на название моего фоторассказа, Александр Сергеевич Пушкин в Риге никогда не был, но некоторым образом он оказался связанным с нею…

 Я помню чудное мгновенье:
 Передо мной явилась ты,
 Как мимолетное виденье,
 Как гений чистой красоты.

 В томленьях грусти безнадежной
 В тревогах шумной суеты,
 Звучал мне долго голос нежный
 И снились милые черты.

 Шли годы. Бурь порыв мятежный
 Рассеял прежние мечты,
 И я забыл твой голос нежный,
 Твой небесные черты.

 В глуши, во мраке заточенья
 Тянулись тихо дни мои
 Без божества, без вдохновенья,
 Без слез, без жизни, без любви.

 Душе настало пробужденье:
 И вот опять явилась ты,
 Как мимолетное виденье,
 Как гений чистой красоты.
 
 И сердце бьется в упоенье,
 И для него воскресли вновь
 И божество, и вдохновенье,
 И жизнь, и слезы, и любовь.

                                А.С. Пушкин
220px-a-_p-_kern_1829

Анна Керн. Рисунок Пушкина. 1829

Я неспроста поместила в самом начале своего рассказа именно  это стихотворение поэта — помните, как оно озаглавлено в сборниках стихов? — «К***»! Согласно общепринятой версии это своё стихотворение Александр Сергеевич посвятил Анне Петровне Керн. А Анна Керн была супругой коменданта Рижской крепости, героя Отечественной войны 1812 года Ермолая Фёдоровича Керна. Кстати, прадед Пушкина Абрам Ганнибал осенью 1724 года был командирован в Ригу для проектирования и закладки новых укреплений в Рижской крепости. Вот такие вот «странные сближенья».
С Пушкиным Анна Петровна впервые встретилась в 1819 году в петербургском доме своей тётки Елизаветы Олениной. Тогда он не произвёл на неё никакого впечатления. Но после знакомства с его творчеством, её отношение к поэту переменилось — она была в полном восторге от его поэзии.
Следующая встреча Анны Керн с Пушкиным случилась в июне 1825 года, когда она приехала в Тригорское. Именно там Пушкин и написал Керн знаменитое стихотворение-мадригал «Я помню чу́дное мгновенье…».
В том же 1825 году Анна Петровна с детьми собиралась к мужу в Ригу и перед отъездом разрешила Пушкину писать ей. Письма Пушкина к Керн на французском языке сохранились. А, много позже, испытывая нужду, Анна Петровна была вынуждена продать свои сокровища — письма Пушкина к ней…
Осенью всё того же 1825 года А.П. Керн высылает Пушкину из Риги подарок – четырехтомник Байрона. Ответное письмо, по ее словам, было очень любезным: «Я никак не ожидал, очаровательница, что вы меня вспомните, из глубины души благодарю вас за это… Судьба всегда посылает вас, только вас, чтобы сделать мое уединение более приятным». Пушкин не просто так пишет об уединении — в это время он находился в ссылке в Михайловском.
Анна Петровна прожила в Риге недолго — буквально пару лет. В 1827 году она оставляет нелюбимого мужа и переезжает в Санкт-Петербург… Однако, пересказывать историю её жизни я не буду — всё можно найти в интернете… А вот с Пушкиным она больше не встретилась…

Но, спустя много лет, Поэт и Муза всё-таки встретились! В 1990 году в Риге на улице Цитаделес (здесь и жила семья коменданта Рижской крепости-цитадели) был поставлен бронзовый бюст Керн, а рядом с ним — мраморная плита с барельефом-профилем Пушкина и строкой того самого стихотворения…

«Встретились» они во дворике первой в Риге православной церкви — церкви Петра и Павла (теперь бывшей — сейчас это концертный зал «Аве Сол»). Наверное, именно в этот храм Анна Петровна ходила на службы…

Кстати, в Риге есть памятник Александру Сергеевичу и находится он буквально через дорогу от Цитаделес — в парке Кронвальда на берегу Городского канала:

DSCN7302

Так же в Риге есть улица Пушкина — она находится в районе под названием «Московский форштадт».

Казалось бы, на этом и всё… Но есть ещё кое-что, связанное именно с этими днями — днями памяти поэта… Как известно, Пушкин скончался в Санкт-Петербурге в квартире на набережной реки Мойки. К смертельно раненному поэту позвали священника из церкви Спаса Нерукотворного образа на Конюшенной площади — отца Петра. Исповедовавший и причастивший Пушкина о. Пётр (Пётр Дмитриевич Песоцкий) был полковым священником, служившим при Михаиле Богдановиче Барклае-де-Толли. А ведь именно Барклаю-де-Толли посвящено пушкинское стихотворение «Полководец»:

 У русского царя в чертогах есть палата:
 Она не золотом, не бархатом богата;
 Не в ней алмаз венца хранится за стеклом;
 Но сверху донизу, во всю длину, кругом,
 Своею кистию свободной и широкой
 Ее разрисовал художник быстроокой.
 Тут нет ни сельских нимф, ни девственных мадонн,
 Ни фавнов с чашами, ни полногрудых жен,
 Ни плясок, ни охот, - а все плащи, да шпаги,
 Да лица, полные воинственной отваги.
 Толпою тесною художник поместил
 Сюда начальников народных наших сил,
 Покрытых славою чудесного похода
 И вечной памятью двенадцатого года.
 Нередко медленно меж ими я брожу
 И на знакомые их образы гляжу,
 И, мнится, слышу их воинственные клики.
 Из них уж многих нет; другие, коих лики
 Еще так молоды на ярком полотне,
 Уже состарились и никнут в тишине
 Главою лавровой...
 Но в сей толпе суровой
 Один меня влечет всех больше. С думой новой
 Всегда остановлюсь пред ним - и не свожу
 С него моих очей. Чем долее гляжу,
 Тем более томим я грустию тяжелой.

 Он писан во весь рост. Чело, как череп голый,
 Высоко лоснится, и, мнится, залегла
 Там грусть великая. Кругом - густая мгла;
 За ним - военный стан. Спокойный и угрюмый,
 Он, кажется, глядит с презрительною думой.
 Свою ли точно мысль художник обнажил,
 Когда он таковым его изобразил,
 Или невольное то было вдохновенье, -
 Но Доу дал ему такое выраженье.
 
 О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:
 Все в жертву ты принес земле тебе чужой.
 Непроницаемый для взгляда черни дикой,
 В молчанье шел один ты с мыслию великой,
 И, в имени твоем звук чуждый невзлюбя,
 Своими криками преследуя тебя,
 Народ, таинственно спасаемый тобою,
 Ругался над твоей священной сединою.
 И тот, чей острый ум тебя и постигал,
 В угоду им тебя лукаво порицал...
 И долго, укреплен могущим убежденьем,
 Ты был неколебим пред общим заблужденьем;
 И на полупути был должен наконец
 Безмолвно уступить и лавровый венец,
 И власть, и замысел, обдуманный глубоко, -
 И в полковых рядах сокрыться одиноко.
 Там, устарелый вождь! как ратник молодой,
 Свинца веселый свист заслышавший впервой,
 Бросался ты в огонь, ища желанной смерти, -
 Вотще! -
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
 О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!
 Жрецы минутного, поклонники успеха!
 Как часто мимо вас проходит человек,
 Над кем ругается слепой и буйный век,
 Но чей высокий лик в грядущем поколенье
 Поэта приведет в восторг и в умиленье!
                           1835 г.

33133И снова всё лихо закручено промыслительными совпадениями! Михаил Богданович происходил из старинного шотландского рода Беркли оф Толли, представители которого переселились в Ригу в XVII в. и стали российскими подданными после завоеваний Петра I в Прибалтике. Дед Михаила Богдановича Вильгельм был бургомистром Риги. В 1814 году, завершив военную карьеру Барклай-де-Толли вернулся в своё поместье Памушис в Лифляндской губернии. Сейчас посёлок Памушис находится в Литве, а раньше Лифлядская губерния включала «фрагменты» нынешних Эстонии, Литвы и Латвии (в том числе и Ригу — Рижский уезд). И именно в Ригу в мае 1818 года было привезено тело скончавшегося полководца, где состоялось отпевание и отдание воинских почестей…DSCN4787 А в год 100-летия победы в Отечественной войне 1812 года памятник Барклаю-де-Толли был установлен в Риге в парке Эспланада. В начале Первой мировой войны памятник был эвакуирован, а затем утерян (сохранился лишь постамент). Восстановлен в начале XXI века. Вот так вот на нить истории нанизываются интересные факты…
Вот такая получилась  у меня прогулка по Риге с Пушкиным… и немного — с Барклаем-де-Толли…

© Copyright: Евгения Шарова

Фотографии памятников и зданий — Е. Шаровой.
Историческая информация, а также портреты Е.Ф. и А.П. Керн, М.Б. Барклая-де-Толли и рисунок Пушкина — из интернета.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

10 комментариев: «Я помню чудное мгновенье…» или Пушкин в Риге. Фоторассказ Е. Шаровой

  1. Елена говорит:

    Дорогая Женя, спасибо Вам за прелестное пушкинское эссе! Почти ничего не знала я о том, что Вы написали. «Дневник» Анны Керн не читала, наверное, поэтому… Жизнь Анны меня интересовала однобоко, в основном — в связи с написанием Михаилом Глинкой известного романса. «Я помню чудное мгновенье» в исполнении Сергея Лемешева является безусловным алмазом в сокровищнице русской музыкальной классики. Ни один «пушкинский вечер» не обходится без этого шедевра. За одно это стихотворение нельзя забывать образ Анны Керн. Замечательные, как всегда, фотографии, и вообще всё очень увлекательно и познавательно. Сайт, благодаря Вашим прогулкам по Риге, обогащается не только литературно. Сколько интересного мы узнали и о музыкальных встречах, и о местах, где жили наши соотечественники! Благодарная Вам, Елена.

    • admin говорит:

      Елена! Спасибо огромное за отклик!
      А я ведь тоже не знала, что Керн тут в Риге жила. Потом где-то что-то прочитала, потом несколько раз специально ходила на Цитаделес — сделать фотографии (они, как видите, сделаны в разное время года)… И как-то одно за другим — находилась какая-то информация и вот именно к годовщине смерти Пушкина сложился рассказ. Рада, что он вам понравился! Мне и самой было интересно! И это при том, что сам-то Александр Сергеевич в Риге никогда не был!
      А тут Пушкинское общество Латвии проводило концерт, посвящённый памяти поэта, а я приболела… и, увы, посетить просто не рискнула… А то бы ещё написала и об этом, но… что тут поделаешь…
      С теплом,
      Женя Ш.

  2. Людмила говорит:

    Женя, целое исследование! Все ниточки нашла и связала! Спасибо, интересно!

    • admin говорит:

      Спасибо, Людмила!
      Я сама не ожидала, что соберётся одно к одному и это при том, что Пушкин в Риге не бывал… Но получается, что через своего предка, строившего укрепления Риги, через Керн и Барклая-де-Толли — он был и есть здесь! И мне самой было интересно проследить эти незримые маршруты!
      Кстати, я только-только вернулась с прогулки. А так так всегда, когда гуляем с собакой, проходим мимо памятника Пушкину в Риге, так вот там уже со вчерашнего дня лежат цветы и сегодня ещё добавилось… Завтра, наверное, будут ещё… Практически нет дня, чтобы там не было цветов… Рижане и гости не забывают… Вот это очень отрадно, что культурные нити, обозначенные в прошлом, продолжают удерживать эту связь двух теперь уже отдельных государств!
      Ещё раз спасибо за отклик!

      • Людмила говорит:

        Еще одно подтверждение, что народ и политики мало имеют друг к другу отношение, если вообще имеют. И это радует и обнадеживает!

  3. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Жень, здорово, что ты представила материал именно в этом ключе, связала с Ригой — свежо!
    Мыслей много по поводу написанного, некоторые противоречивы. Я имею ввиду отношения Пушкина и Анны Керн. Это, скорее…
    Замечательно, когда материал даёт почву к размышлениям, способствует поиску новой информации!

    • admin говорит:

      Спасибо, Свет!
      Он как-то сам связался — просто я, как уже отвечала другим комментаторам, что-то где-то зацепилось — потянулась ниточка туда, потом сюда… А так как я сейчас в Риге, то эти ниточки я всё-таки в неё и свела! Да и возможность сбегать и сделать фото знаковых мест или памятников грех было упускать!
      А по поводу отношений Керн и Пушкина я пока всё вот это готовила читала где-то информацию, что их переписка носила лёгкий, не обременённый какими-то «высокими отношениями» характер. И по воспоминаниям современников Пушкин к Анне Петровне относился даже с некой ехидцей (во всяком случае к её попыткам литературного перевода и образу жизни)… Так что что-то вроде поверхностной симпатии, не обременяя друг друга) Вот как-то так.

  4. Лариса говорит:

    Как здорово, Женя, что ты нашла свою тему — фото путешествия по Риге! Как они увлекательны и познавательны! Ещё осенью просматривала библиотеку у своей матушки, нашла несколько интересных книг, которые отложила, чтобы прочитать по возможности, в их числе «А.П. Керн.Воспоминания.Дневники.Переписка.» составитель Маркова-Виноградская, издательство «Правда» 1989г. А сейчас просто руки зачесались, отыскала, достала, полистала и надеюсь, что всё таки прочту. Вспомнила, как в юности читала Ю. Тынянова о Пушкине, и не просто читала, а пропускала через себя каждый эпизод жизни поэта, сокрушалась о судьбе,да так, что надо мной посмеивались друзья, не родственник ведь… Оглядываясь на прошлую жизнь, вспоминаю, сколько было потерь родных и близких, а смириться как трудно! Наверно отчасти поэтому мы и обращаемся к непростым судьбам наших гениев, которые прославили нашу Россию и самый лучший из всех языков на планете.
    Сегодня отмечается День дипломатического работника. Сердечно поздравляю вашу семью с этим праздником. Мира, любви, счастья!!!

    • admin говорит:

      Спасибо за отклик, Лариса!
      Да, как-то так получилось, что биографии многих известных людей оказались связаны с Ригой.
      Правда, в случае с Пушкиным немного странно получается — ведь он тут никогда не был… Тем интересней было обнаруживать эти ниточки истории.
      А, кстати, нам тут наши предшественники оставили пару книги и среди них была изданная местными (латышскими) любителями поэзии, литераторами, пушкинистами «Не забывайте Александра Сергеевича Пушкина» — так что эта книга была, можно сказать, первым кирпичиком в постепенно вырастающей библиотеке. Получается, что меня тут встречал Пушкин! А я и забыла!
      А незадолго до отъезда, ещё дома, я читала о Наталье Николаевне Гончаровой. Что-то прямо одно к одному!
      Ещё раз спасибо за отклик и спасибо за поздравление с днём дипломата!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *