Малая Родина. Проза А. Крохина

•История и традиции русского молоканского поселения в Азербайджане
Владимировка — это большое село, в пяти километрах от города Кубы, расположенное в предгорьях, в ста семидесяти пяти километрах северо-западнее от столицы Азербайджана. Расположено на возвышенности левого берега реки. Настоящий райский уголок. Перед селом дорога раздваивается. Правая проходит вдоль центральной улицы села. С обеих сторон возвышаются пирамидальные тополя. Есть ещё две нижние улицы, вначале проходящие параллельно центральной, но затем соединяются с ней несколькими переулками.

Родовой дом моих прадедов. Фото А.Крохина

Родовой дом моих прадедов. Фото А.Крохина

Вторая, широкая асфальтированная дорога, по низине проходит мимо села, на север, в Дагестан и далее на Ростов.
Недалеко от села протекает речка Кудиалчай, вытекающая из высокогорных ледников и впадающая в Каспийское море. Рекой её назвать трудно. Русло реки – это сеть, пересекающихся и вновь разделяющихся бурных и мутных водотоков, шириной около пятисот метров, заключённых между двумя обрывистыми берегами.

Г.Куба и река Кудиалчай. Село Владимировка 5 км. ниже по течению.

Г.Куба и река Кудиалчай. Село Владимировка 5 км. ниже по течению.

Само основание русла представляет собой сплошную гальку различного калибра, гладко отполированные водой камни, достигающие до метра в диаметре и темно-серый песок. В некоторых местах перейти вброд речку совершенно невозможно. Запросто может сбить с ног напором воды или перекатываемыми камнями. Булыжники, всевозможных размеров, перекатываясь в бурном потоке, создают шум, который разносится на километры вокруг, но через пару дней слух адаптируется, и на него перестаёшь обращать внимание.
По берегам речка заросла многочисленными кустами акаций, ветлы, облепихи и карагача. Сами кустарники оказались в объятьях непроходимых зарослей ежевики с крупными и сладкими ягодами, причём, с самыми разнообразными вкусовыми оттенками. Местные жители называют эти ягоды ажиной, а не ежевикой. В пору созревания ажины, всё женское взрослое население и дети собирают ягоды, и затем из неё варят варенье. Готовое варенье закатывают в банки, а зимой оно служит приятным витаминным дополнением.
В бурных потоках речки водится рыба – усачи и красноперки, которые неплохо ловятся на «закидушки».
Когда село стало называться Владимировкой, не помнили даже глубокие старики, но я от бабушки Анастасии Гудниной, слышал, что первые переселенцы были из Владимирской губернии. По другой версии, первого родившегося ребёнка назвали Владимиром, позже, в честь этого события, село получило современное название.
Об этой уникальной исторической странице мне хотелось бы рассказать подробнее, прежде всего, как пример выживаемости части русского народа, оказавшегося в условиях преследования Русской православной церковью и Государями.
История этого русского молоканского поселения, насчитывала сто пятьдесят лет. Поселились русские в Закавказье в 30-40-х годах XIX века. Со времён Петра I молокане, как и все представители русского сектантства, относились к категории раскольников, поэтому всегда являлись гонимыми со стороны правительства.
Николай Семенович Кастрюлин, выходец из села Алты Агача, в своей статье «Молокане Северо-Восточного Азербайджана» от 13 мая 2011 года утверждает, что село Владимировка появилось вблизи города Кубы в 1888 году. Я с этим утверждением категорически не согласен, так как, еще до указанной Кастрюлиным даты, мои многочисленные предки уже проживали в селе. Возможно, в этот период новое название села официально обозначилось в архивах. Историю села продолжительное время исследовал директор сельской школы Владимир Петрович Кутуков – участник Великой Отечественной войны, но не успел при жизни опубликовать свои изыскания. По всей вероятности, его многолетний труд навсегда пропал, но теплится надежда, что рукописи сохранились у его близких родственников и когда-нибудь будут изданы.
Молоканское движение – одно из направлений духовного христианства. Зародилось в XVIII веке, спустя 50 лет после того, как на Руси установилось «земельное рабство». Это был протест крестьян против отнятой государством свободы, против церкви, стоявшей на службе государства, и против тех социальных групп, которые защищали эти установки; также движение имело определенную политическую подоплёку.
Разница между молоканами и духоборами заключалась в том, что у молокан понимание Бога основано на Библии, как у православных. Для них Бог является Богом в трёх лицах: Бог-отец, Бог-сын и Бог-святой дух. Учение духоборцев утверждает три духовных начала – память, разум и волю, которые называют Богом-отцом, Богом-сыном и Богом-духом, то есть отец — память, сын — ум, Дух святой — воля. Иисус Христос у молокан является Сыном Божьим, а у духоборцев – историческим лицом. Молокане признавали покаяние в грехах только один раз перед смертью и это одно из главных отличий от духоборов. Духовники каялись после каждого греха, а затем впадали в новые и снова каялись. Идея построения Царства Божия на земле по принципу равенства и общности имущества у молокан пользовалась меньшей популярностью, чем у духоборцев.
Откуда произошло название «молокане», сейчас точно никто сказать не может. В одних источниках, молокане пили молоко в постные дни, когда приём так называемой «скоромной» еды запрещён православными канонами. Некоторые связывают название «молокане» с рекой Молочной в Мелитопольском уезде, куда ссылали молокан. Есть экзотические версии, увязываемые с вольным переводом слова с еврейских и аравийским языков, которые считаю абсурдными и не заслуживающими серьёзного рассмотрения. Есть ещё одна, например, связанная с предпочтением есть молочную пищу в тюрьмах и армии, поскольку эта пища не могла быть приготовлена с использованием свинины, которую молокане не едят.
Наиболее распространена версия, согласно которой, сами молокане предпочитают ссылаться на упомянутую метафору в Библии, первом послании Петра 2:2, где записано: «как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение».
Учение Иисуса Христа и его апостолов, которое негативно относилось к ветхозаветным обрядам и церковному формализму, особенно к жертвоприношениям, свято соблюдалось в раннем христианстве. Эти идеи были нарушены церковными реформаторами и реформами. Вселенские Соборы узаконили церковное служение и учредили церковную иерархию. Молокане посчитали, что учение Иисуса Христа церковью было искажено. Православная церковь стала государственным институтом, и те, кто выступал против, или хотя бы просто не поддерживал её, попадали в ранг государственных преступников.
Свой отказ молиться за царя молокане объясняли нежеланием нарушать ясного повеления Господа. Отказ присягать на верность объясняется лишь нежеланием приносить клятвы вообще. Любая клятва воспринималась как богохульство: «Не клянись ни небом, ни землею, ни головою твоею, будет слово ваше да, да, и нет, нет, а что сверх этого, то от Лукаваго»¹. Говорящий неправду, лжец позорит святое имя Божие и омрачает в себе образ и подобие Его – считают молокане. Здесь налицо удивительная честность молокан, которая позволила им очень быстро завоевать авторитет среди коренного населения Кавказа. В то же время молокане всегда старались показать своё уважение к престолу, да и в принципе к любой власти.
Во времена правления Екатерины II молокан массово стали высылать на южные окраины России, а 22 июля 1805 года, специальным Указом царя Александра I, молоканам была предоставлена свобода вероисповедания. В центральной России молоканское движение начало быстро возрождаться и приобретать массовый характер. Церковные власти забеспокоились.

Переселение молокан в Закавказье

Переселение молокан в Закавказье

По настоянию Святейшего Синода при царе Николае I начались гонения на секту молокан. Началось изгнание молокан из центральных регионов России на окраины.
Массовое переселение молокан на Кавказ начинается с их выселения сюда в 30-х годах XIX века. Переселение носило исключительно судебно-карательные цели (Закавказский регион называли даже «теплой Сибирью»), хотя ранее, в предшествующие годы, ставился вопрос о привлечении в край славянского населения. С большими лишениями, целыми семьями, по 2-3 года добирались они в неведомые края Закавказья – в Армению, Грузию, Азербайджан, где насильно заселялись в глухих долинах, по берегам горных рек.
Люди, прибывающие с различных регионов России, сначала рыли землянки и строили шалаши, затем вдоль улиц построили добротные дома, с двух сторон их вымазывали белой глиной или белили известью. Обзавелись скотом, занялись хлебопашеством, выращивали овощи и сажали плодовые деревья. Детей с ранних лет приучали к крестьянскому труду, они постоянно были заняты полевыми и домашними работами. Основной детской обязанностью было пасти телят, гусей, овец. В просторных дворах возводили хозяйственные постройки, которые всегда содержались опрятно. В каждом дворе имелась баня. В одной из комнат, висела люлька для грудного младенца, крючком подвешенная к кольцу, закрепленному к потолку. В гостиной стоял большой деревянный стол, накрытый белой скатертью, на котором всегда лежала Библия. Стены украшались полотенцами, вышитыми гладью и по канве крестом. Для молоканской вышивки, как правило, характерны цветочные мотивы. В углу просторной комнаты обязательно находилась печь, в которой выпекали хлеб, а зимой готовили всю пищу. Русская печь вплоть до девяностых годов двадцатого века продолжала оставаться обязательным элементом молоканского хозяйства. Летом еду готовили на улице в печках, которые строили во дворе под навесом. Обычно варили лапшу или борщ.
Молоканская лапша – это особенное блюдо, правильно приготовить которое не так-то просто, являлась главным блюдом на свадьбах, праздниках и на похоронах. Изготавливается из муки, замешенной на воде. Чем меньше воды, тем лучше выходит тесто. В тесто добавляются яйца. Сначала готовят тесто, затем небольшой комок теста раскатывают обычной скалкой в тонкую лепёшку, размером со сковородку. Затем снова продолжают раскатывать более мелкой и длинной, около метра скалкой, диаметром 2,0 – 2,5 см. Раскатывание ведётся до тех пор, пока из теста не выдавливался весь воздух, а сама лепёшка становилась настолько тонкой, что хорошо просвечивалась. Далее большие круги немного просушивают с двух сторон, плотно сворачивают в рулон. Очень мелко нарезают, снова сушат до утра, а затем варят на жирном мясном говяжьем бульоне или на бульоне из домашней курицы. Приготовленная лапша не должна быть слишком жидкой.
Для разнообразия готовили котлеты, тефтели, различные каши. Варили из сухофруктов компоты и, конечно, в каждом доме ставили самовары. Самый любимый молоканский напиток – чай. На зиму молокане до первой половины XX в. заготавливали много солений, причем каждый вид отдельно. Норму концентрации соли в воде определяли с помощью сырого куриного яйца. Как только яйцо всплывает, значит, соляной раствор готов. Капусту рубили в одну кадушку, а огурцы солили в другой. Особенно славились своим неповторимым вкусом моченный в капусте белый ренет – «Бумажные» яблоки. В помещениях пол обычно был земляной, его натирали глиной, перемешанной с лошадиным помётом, благодаря чему он не трескался и был гладким. Натирали полы еженедельно. В целом, селения были зажиточными. Молоканки всегда очень заботились о своей внешности. Они украшали свои наряды вышивкой и кружевом. Как правило, обязательным атрибутом молоканок являются платки и фартуки. Одежда молокан всегда отличалась опрятностью и чистотой. Мужчины одевались, как и русские крестьяне, они носили брюки и рубашку «на выпуск», на голове шляпа или картуз. До сих пор у молокан считается неприличным ходить без рубашки по дому.
Первые поселенцы дали селу название «Куснет», а через 10-15 лет село превратилось в налаженное хозяйство с сложившимся общинным бытом. Общины молоканских сёл Северо-Восточного Азербайджана тесно поддерживали связь между собой.
Молокане почитая, в первую очередь, Евангелие, выступали против церкви, проповедовали общинный образ жизни и равенство свободных людей. Молились, но не крестились. Верили, что Бог вездесущ и молитва дойдёт до него и без посредников. Считали, что иконы, кресты и крестики рукотворны, следовательно, почитать, молиться и обращаться к Господу через эти тотемы не имеет никакого смысла. Признавали святость Христа, но больше никого не причисляли к лику святых. Не осеняли себя крестным знамением и не крестили детей, так как крест, в их представлении, символизирует орудие убийства Иисуса Христа. В обязательном порядке праздновались религиозные праздники: Рождество Христово, Крещение Господне, Благовещение, Пасха, Вознесение, Троица.
Молоканские общины обладают уникальным опытом адаптации на новых территориях. У азербайджанцев в Коране написано, что свинину есть нельзя, и молокане считают, что по Библии свинью употреблять в пищу нельзя. Общими были и основные заповеди. С соседними азербайджанскими аулами постепенно наладили добрососедские отношения. Население села пополнялось и за счёт лезгин из Кусарского района, считавших выгодным сотрудничество с русскими поселенцами. Построенные лезгинами глиняные дома на восточной окраине назывались выселками. Возможно, название «Куснет» произошло от названия лезгинских выселок. Молокане оказывали помощь в становлении хозяйства слабым и бедным семьям.
Религиозные службы исполнялись в собраниях, по воскресеньям, общинность сохранилась при исполнении обрядов – отпеваний на похоронах и поминках. Обрядовые песнопения молокан – уникальное явление нашей древней культуры, сохранившееся до наших дней. Чтобы овладеть навыками такого слогового пения, требуется немало времени. Псалмы исполняются на напевы, бытовавшие среди молокан ещё в начале ХIХ века, и в музыкальном отношении эти духовные песни представляют несомненный интерес для исследователей. Но в настоящий момент молоканская песенная культура слабо изучена. Музыкальные формы песнопений были выработаны и отшлифованы в народной практике в течение многих веков. Большое значение приобретает творческая индивидуальность певца, который ведёт псалом. Промежутки между слогами заполнены гласными, несмысловыми слогами и повторами, а огласовки и произнесение текста на диалекте живо напоминают народную песню. В результате смысл слов настолько затушёвывается, что без знания текстовой основы понять что-либо весьма затруднительно. Особый характер песнопению придаёт сочетание довольно изменчивого темпа, от быстрого, до степенного и неторопливого. У молокан имеются исполнительские школы выдающихся певцов, основанные на устной передаче. Коллективность творчества и «шлифовка» песнопений направлена на максимально точное воспроизведение песнопений, переданных предыдущими поколениями. До 30-х годов 20 столетия ещё проводились обряды венчания.
Воскресенье всегда считался особым днем недели. Подобно первым христианам, они чтят каждый воскресный день, как день Воскресения Христова. В этот день, как и у православных, запрещены все какие-либо работы. С утра, празднично одетые, все дружно идут в собрание, потом идут по гостям. В этот день принято посещать больных, близких и дальних родственников.
Особо почитается празднование Пасхи. В этот день женщины встают особенно рано. Они ставят тесто и выпекают сладкие Пасхи и разнообразную выпечку, и, конечно, красят яйца. Из выпечки пекут обязательно знаменитую кету², булочки с различной начинкой, пышки.
Русский язык молокан, в основном, был языком центральной Руси XVII — начала XVIII века и до середины XX века оставался почти неизменным. В него вошли некоторые слова из азербайджанского языка. Под влиянием указанных факторов сложился, так называемый, «молоканский» язык, который несколько отличался от языка Центральной России. Буква «Г» произносилась горловым, грубоватым звучанием. Отдельные слова заканчивались мягким «тя», например: «выхадитя», «беритя» «ешьтя-пейтя». В то время, как русский язык Центральной России приблизился к литературному.
Сельское население во второй половине XIX века пополнялось, в основном, из горного молоканского села Алты-Агач, находящееся в 75 км юго-восточнее Владимировки. Пополнение шло в основном за счет того, что жениться и выходить замуж молокане предпочитали за своих единоверцев. Н.С.Кастрюлин в своей статье «Из истории села Алты-Агач»³ сделал попытку дать свою точку зрения и экскурс в историю зарождения русских поселений в Закавказье. Его многочисленные статьи подтверждают тесные родственные связи между сёлами Алты-Агач, Владимировкой, Наримановкой, Алексеевкой и Петропавловкой. По моей родословной ветви, и по мужской, и по женской, есть выходцы из села Алты-Агач.
Молоканские семьи, как правило, были многочисленными, многодетными. Самыми распространенными родовыми фамилиями были: Крыловы, Кутуковы, Новосельцевы, Гуднины, Дудины, Чеботаревы, Меркуловы, Лукошкины, Неверовы, Гавриловы, Запалацкие, Блохины, Холоденины, Калмыковы, Тарусовы, Баженовы, Судаковы, Шепиловы, Павловы, Мироновы.
В 1918 году село потрясли кровавые события, в апреле – мае орудовали многочисленные вооружённые дашнакские банды. Особенно страдало мусульманское население. Осенью через Владимировку прошли турецкие войска, вылавливая и вырезая местных армян целыми семьями. К русским отношение было лояльным.
В 1920 году в селе установилась Советская власть. В 30-е годы проводилась коллективизация, а немного позже были повальные раскулачивания и политические репрессии.
Начало сороковых годов и период Великой Отечественной войны описан мной в статье «Мой бессмертный полк».
С великим энтузиазмом трудились вернувшиеся в село демобилизованные солдаты и офицеры Советской Армии.
В кратчайшие сроки восстановили колхоз. Несмотря на то, что трудоспособное население сократилось почти на треть, колхоз достиг довоенных показателей уже через два года. Темпы роста по производству продовольствия для города Кубы и столицы возрастали с каждым годом.

Продажа солений на колхозном рынке в Баку, продавец – Е. Каширская. Фото Л. Демченко

Продажа солений на колхозном рынке в Баку, продавец – Е. Каширская. Фото Л. Демченко

Население городов покупало на колхозных рынках более 65% продовольствия, а не в государственной торговле: мясо, молочные продукты, овощи, яйца, ягоды, мед, грибы, речную рыбу.
Следует отметить, что на колхозных рынках в городах Республики реализацией продукции занимались не только колхозы, но и колхозники. Они продавали в городах продукты, произведенные в своем личном хозяйстве. Таким образом, колхозники в части собственного хозяйства на потребительском рынке представляли частный сектор.
Крайне непродуманной оказалась политика Н.С. Хрущева в сельском хозяйстве. С 1958 Хрущёв предпринял наступление на личные подсобные хозяйства колхозников, рабочих и служащих. Серьезный удар был нанесен по снабжению городов продукцией сельского хозяйства. Хрущевым были запрещены приусадебные хозяйства колхозников, введены налоги на фруктовые деревья, каждую голову скота, были закрыты колхозные рынки. Всё это объяснялось, с одной стороны, ошибочной уверенностью Хрущёва в незначительной роли личных подсобных хозяйств в сельскохозяйственном производстве, а с другой — его стремлением сконцентрировать все силы работников на труде в общественном хозяйстве.
Крестьяне из-за налогов за год порезали свой скот, в несколько раз сократили объёмы производства овощей, вырубили фруктовые сады. В городах начались перебои в снабжении населения мясом, хлебом, мукой, крупами, маслом. Из товарного оборота полностью исчезли многие продовольственные товары, например мед.
В послевоенное время, особенно в конце пятидесятых годов, в селе появилось много азербайджанцев. Вдоль шоссе, за кладбищем, строили дома и заселялись лезгины и турки.
В период Брежневского правления руководящие посты стали занимать кадры, присланные из Кубы. Стало нормой жизни и такое явление, как «корректировка плана» уже после его утверждения. Объемы продукции со временем реально стали уменьшаться, план кое-как выполнялся за счет махинаций и приписок. В 80-е годы количество русских в селе начало резко уменьшаться, многие уезжали в Баку и Сумгаит.

•Эпилог
В девяностых годах, в связи с осложнением положения русского населения, русские вынуждены были выезжать за пределы Азербайджана. По низким ценам продавали свои дома и прочее имущество и переезжали на постоянное место жительство в Россию, преимущественно в Ставропольский и Краснодарский края, и на Украину.
В селе остались несколько человек, в основном старики, которые не смогли уехать: не на что и некуда. Почти всё население Владимировки стало азербайджанским, за счет беженцев из Нагорного Карабаха, Армении и мигрантов из Турции. Таким образом, в 1994 году закончилась 150-летняя история русского села Владимировки.
У уехавших молокан сохранился бакинский акцент, специфические бакинские слова, манеры и нормы поведения. Все они с теплотой и ностальгией вспоминают годы, прожитые в Азербайджане, находят односельчан, родственников и друзей по интернету, и общаются с ними.

¹ Евангелие. От Матфея – 34, 35, 36, 37.
² Кавказкие печенья из слоёного рубленого теста с начинкой из грецких орехов.
³ http://www.molokane.org/journals/Vest/2009_3.pdf

© Copyright: Александр Крохин

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

19 комментариев: Малая Родина. Проза А. Крохина

  1. Галина Дриц говорит:

    Очень познавательная статья, интересно подробно узнать о быте, истории русских, вынужденных менять место жительства, приспосабливаться к новой жизни. Русские нигде не пропадут, везде создадут приемлемые условия для жизни. Спасибо, очень увлекательно написано, со знанием дела!

  2. Елена говорит:

    Александр Николаевич, спасибо за такой прекрасный очерк! Согласна с Галиной — знаний и сведений целый водопад, это так замечательно! Входишь в заповедную область этнографии, встречаешь удивительные факты и сведения, до которых без Вас и не догадалась бы докопаться… Какие удивительные названия населённых пунктов! Топонимика всегда меня интересовала. А уж о благодатном влиянии русской культуры на те места, куда тем или иным образом попадали православные жители, и говорить не приходится. С щемящей тоской вспомнились рассказы родителей, первого мужа и соседей по родной улице в подмосковном посёлке о реформах Никиты Хрущёва в сельском хозяйстве… И с радостью вспомнились своеобразные окончания глаголов на «мягкое «-тя» — приходилось слышать, да и сама могу так сказать для «красочности» живой речи. Благодарю Вас сердечно!

  3. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Серьёзная, основательная публикация. Доставила невероятное интеллектуальное и духовное удовольствие. Написано очень образно и ярко, с глубоким знанием предмета повествования, богатым языком. Каждое произведение находит внутри читателя определённый отклик, вызывает определённые эмоции, «цепляет» что-то личное — это, по-моему, и есть тот самый смысл РАДИ ЧЕГО стоит писать. Ваша статья, Александр Николаевич, тронула мои внутренние струны — любознательность, уважение и неловкость за собственное поверхностное и наносное. Спасибо за ещё один урок хорошего вкуса, заинтересованного, разумного и здорового отношения к жизни!
    Внимательно прочла (по ссылке) статью: «Искусство хорошо умирать». В философском контексте произведение психолога и писателя Ирвина Ялома: «Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти» — перекликается с ней.
    Своей публикацией Вы потормошили мои внутренние духовные ресурсы без всяких назиданий и нравоучений.
    Кроме того, что статья несомненно является украшением сайта «Ладоги», она вполне достойна размещения в любом солидном издании. Этнографическом журнале, например, «Наука и жизнь», историческом.
    Спасибо!

    • Александр Крохин говорит:

      История выживания, быта и традиций русского народа, с древнейших времён, ещё требует самого серьёзного исследования. Отвечаю сразу на три комментария: Галины, Елены и Светланы. Нашу историю сочиняли для нас далеко не русские учёные. В основном, упор делался на период, примерно, столетие до Крещения Руси и до наших дней. Я не буду сейчас освещать более ранний период Истории нашего Народа. Это отдельная тема.
      Многие профессиональные ученые кормятся не от истины, а от извращения ее. Например, некоторые математики, один из авторов — академик РАН Фоменко А.Т. и его соавтор Носовский Г.В., описывают своё видение новой хронологии, от древней мировой истории до наших дней, которая и так грешит многими неточностями и искажениями.
      Не скрою, читать книгу, смотреть цикл видеофильмов и слушать этот «фундаментальный труд» довольно занятно, но постоянно ловишь себя на мысли, что всё это красивое, и на первый взгляд, логичное описание истории прошлого, всего-навсего хорошо режиссированный алогичный калейдоскоп, который сам грешит многочисленными искажениями и ещё более запутывает традиционную хронологию.
      Интерпретация истории может открыть дорогу очень тяжелым глобальным общественным последствиям, которыми возможно будут подавлены люди на протяжении еще нескольких последующих тысячелетий.
      Каждая, сравнительно недавно созданная страна, старается приписать себе исключительную древность. Например: переписыванием и фальсификацией своей истории стали интенсивно заниматься страны, возникшие после того, как развалили СССР, а затем и Югославию. Подтасовать историю пытались с древнейших времён, особенного расцвета искажения истории пришлись на период правления Ивана IV, продолжилось с воцарением династии Романовых, для оправдания законности своего восшествия на престол. При этом изымались и уничтожались книги и рукописи, заново переписывалась история, подтасовывались «факты» в угоду правящему режиму.
      В европейских странах вершится массовая фальсификация итогов второй мировой войны. Выступления и публикации безответственных «историков» от политики — Киева, Польши, стран Прибалтики, США (Россия не является исключением) — пагубны. Они подбрасывают в мировое сознание новые «стекляшки», порождающие массовое безумие. Ещё Н.В.Гоголь в своём бессмертном произведении «Мёртвые души», Том 1, гл.9 писал:
      «Наша братья, народ умный, — как мы называем себя, поступает почти так же, и доказательством служат наши учёные рассуждения. Сперва учёный подъезжает в них необыкновенным подлецом, начинает робко, умеренно, начинает самым смиренным запросом: не оттуда ли? не из того ли угла получила имя такая-то страна? или: не принадлежит ли этот документ к другому, позднейшему времени? или: не нужно ли под этим народом разуметь вот какой народ? Цитует немедленно тех и других древних писателей и чуть только видит какой-нибудь намёк или просто показалось ему намёком, уж он получает рысь и бодрится, разговаривает с древними писателями запросто, задает им запросы и сам даже отвечает за них, позабывая вовсе о том, что начал робким предположением; ему уже кажется, что он это видит, что это ясно, — и рассуждение заключено словами: «так это вот как было, так вот какой народ нужно разуметь, так вот с какой точки нужно смотреть на предмет!» Потом во всеуслышанье с кафедры, — и новооткрытая истина пошла гулять по свету, набирая себе последователей и поклонников».
      Цели фальсификаций — разнообразные: идеологические, политические, конъюнктурные. Вместе с тем искажения и фальсификация могут быть неосознанными в силу нехватки источников, низкого профессионального уровня исследователя, инерции определённой исторической школы с наработанными стереотипами, предвзятостями и многое иное. Но и эти факторы не могут оправдать искажений в освещении истории или какого-то явления.
      Спасибо всем за положительный отзыв о моей работе. Что делать, если все мои прародители по линии мамы – молокане, а по линии папы – все крещённые православные. Надо знать разные стороны своего Бытия.

  4. Лариса говорит:

    Статья познавательна, хорошо изложена. Очень ценно, что факты достоверны. Виден кропотливый труд, как материал собирался, сопоставлялся, проверялся. Низкий поклон, Александр Николаевич, за сохранение памяти о своих корнях, о жизни народа в далёком -далеке ( как в географическом, так и временном пространстве). Получила удовольствие при прочтении .
    С уважением, Лариса Л.

    • Александр Крохин говорит:

      Спасибо, Лариса Викторовна! Я рад, что статья затронула ваши чувства по отношению к малой части Русского Народа, которая, не по своей воле, почти на два столетия лишилась своей Родины, но сохранила в себе любовь к России, свою веру и старинные традиции.
      С уважением, Александр.

  5. admin говорит:

    Александр Николаевич!
    Ну, я прочитала этот рассказ раньше всех «ладожцев» и читала я его с удовольствием!
    Очень интересно, познавательно… Соглашусь с Ларисой — знание о своих корнях — нужное знание! Вы — молодец! Провести такое исследование истории своих предков и так последовательно, продуманно всё написать… Этот труд действительно заслуживает публикации в серьёзном издании!

    С уважением,
    Женя Шарова

    • Александр Крохин говорит:

      Спасибо и вам, Евгения Аркадьевна! Ваши предварительные замечания о некоторых неточностях в изложении материала помогли мне сделать эту работу более цельной.
      С уважением, Александр.

  6. Евграф говорит:

    Дорогой, Александр Николаевич! Не перестаю восхищаться Вами как писателем, так и личностью. Что ни новая статья, то шедевр! У Вас интересная жизнь была и продолжается. Очень здорово, что сейчас Вы делитесь своим жизненным опытом и обширными знаниями в разных областях деятельности и на нашем сайте. Вы просто находка для нас. Получается, что благодаря Вашим статьям, сайт ЛИТО «Ладога» приобретает ещё просветительскую функцию. Ведь наши читатели смогут узнать много интересного, того, что они не знали раньше. Отклики «ладожцев» и Елены подтверждают Вашу индивидуальность, высокий профессионализм, глубокое знание предмета, о котором Вы пишите. Вы любите жизнь, и Вам никогда не бывает скучно! Дай Вам Бог здоровья!
    Продолжение на Вашу статью читайте в следующем моём комментарии.

    • Александр Крохин говорит:

      Добрый день, Евгения Рафаиловна! Я уже много лет, начиная с первого выпуска сборника «Чайки над Лобней», читаю и перечитываю стихи Юрия Васильевича Петрова – замечательного поэта нашего времени. Каждый раз, листая сборники или его книги, поражаюсь, насколько глубоко нужно знать жизнь, чтобы в несколько строк вмещать целый мир, мир образов и метафор. Про таких говорят: — У него талант от Бога. Для меня Юрий Васильевич – маяк, освещающий путь, который ещё предстоит преодолеть. Надеюсь, в недалёком будущем выйдет статья, или книга о его богатой творческой, военной и детской, блокадной жизни, о том, что отдал служению России всего себя и «спил с ней чашу до дна», а рядом с ним были Вы, и тылом, и поддержкой, и опорой.
      Сколько труда нужно было вложить и сколько терний преодолеть на создание в городе литературного объединения ЛАДОГА, я знаю из собственного подобного опыта. Для меня высокая честь быть полезным Ладоге и чувствовать себя частью замечательного и талантливого коллектива.
      С уважением, Александр.

  7. Евграф говорит:

    Александр Николаевич! С глубоким интересом, не прерываясь прочла Вашу статью, узнала много нового, особенно из истории этого народа. Ваше повествование, подробное описание жизни молоканских поселений на Кавказе вернуло меня в моих воспоминаниях в 70-тые годы (подумать только!) аж, прошлого века. По воле судьбы я вышла замуж за армянина и 8 лет прожила с семьёй в Ереване. В 1979 году, тяжело заболев, возвратилась опять в Лобню. Мой муж в те годы работал в строительной организации, и мы сравнительно скоро получили квартиру в новом доме. На одной площадке с нами поселилась семья молокан. Я тогда и не знала, что есть такая народность среди русских. А вот сегодня, когда читала Ваше подробное описание из жизни и быта этой народности, невольно вспоминала эту семью. Сейчас жалею, что очень мало общалась с ними, надо было побольше расспросить их, откуда они приехали… По прошествии времени многое забывается. Невольно сравнивала Ваши описания с тем, что я помню. Многое совпадает. Мои родственники называли их молоканами. Вот одежда была такая, как Вы говорите: муж ходил в сапогах, в рубахе на выпуск (похоже, что не фабричного производства) с ремнём, в кепке, брюки заправлены в сапоги, а хозяйка, всегда опрятная, в широкой длинной юбке, в сборочку, и в переднике, украшенном кружевами, на голове непременно — платок, в праздник — белый и с кружевом впереди. Она была такая дородная, что не поймёшь, может , беременная. Первое время у них каждый год прибавлялось семейство, аборты им запрещалось делать по их вере. Когда они поселились, это была молодая пара. А к времени моего отъезда у них уже было четверо или пятеро детей. Старшим был мальчик Ваня — одногодка моему сыну. Они вместе играли, общались. Мой сын тогда разговаривал, в основном, по-армянски. Белобрысый Ванька, похожий на отца, тоже лопотал так же. А вот его родители говорили всегда по-русски, возможно, они понимали чужой язык, но говорить не хотели. Глава семьи работал то ли трактористом, то ли на грейдере. И это считалось у них престижной работой. У молокан (как я слышала) не полагалось занимать ответственных должностей и работать в серьёзных государственных структурах. В основном, работали дворниками, плотниками, в общем, были в простых профессиях. А жёны не работали, а вели хозяйство и воспитывали детей. И учиться тогда позволялось не всем, и то, только, чтоб могли читать и как-то писать или расписываться в документах, в основном получали начальное образование. Высшее образование не получали. За достоверность таких сведений отвечать не берусь, всё это услышала из разговоров моих армянских родственников. При встрече они были приветливы, всегда здоровались, но близко с соседями не общались (все были армянские семьи). Один или два раза я не надолго зашла к ним в квартиру. Тогда у них уже было несколько детей. И вся квартира пропахла детьми и молочным запахом. Часто хозяйка пекла пироги и домашний хлеб. Квартира из двух комнат была убрана в русских традициях. На окнах — белые занавески с выбитым кружевом и цветной вышивкой. Но обстановка была простой, только самое необходимое. (А в те семидесятые годы все армяне стремились привезти из Москвы только импортную мебель, на которую была запись на несколько лет вперёд, а потом ещё ездить отмечаться, но за взятку можно было ускорить дело. Наша семья была не исключением. Теперь это вспоминать смешно и грустно…) Хозяйку звали Ольга, у них иногда собирались родственники по праздникам, они также в воскресенье в праздничных одеждах куда-то уходили. Насколько помню, алкоголь они не употребляли, всегда были трезвые, никогда не ругались. Мне говорили, что они женятся только на своих — молоканах. В долг у соседей никогда не просили. А я иногда делилась с Ольгой детской одеждой, которая осталась от моих выросших деток. Она с благодарностью принимала, ведь детей у них много, все разного возраста. Потом, спустя годы мои взрослые дети приезжали навещать своего отца, и когда встречали её, она всегда передавала мне привет. Всё-таки мы с ней были близки по духу — русские корни.
    Е.Р.

    • Александр Крохин говорит:

      Очень интересный и дополняющий комментарий, Евгения Рафаиловна, и точно подмеченные детали. Спасибо! Самая главная Ваша мысль — в последней фразе, — мы действительно близки по духу и у нас общие русские корни.
      С уважением, Александр.

    • Евгения Шарова говорит:

      Евгения Рафаиловна! Ваше дополнение к рассказу Александра Николаевича для всех нас — читателей — ещё один штрих к портрету молокан. Спасибо!

  8. Шарова(Кутукова) Любовь говорит:

    Александр Николаевич, добрый день. Меня очень интересуют Ваши знания о Владимире Петровиче Кутукове. Я веду родословную, имею архивные документы, но один момент пока архивами не подтвержден. О том, как мы стали Кутуковыми. Настоящая фамилия нашего предка другая. Предки жили а Алтыагаче. Леонтий Кутуков и его брат Егор с семействами. Леонтий и Егор без отчества. Дети с отчествами. Последние упоминания в документах Бакинского архива о Леоне и Егоре в 1839 году, а в 1842 году они покупают двухэтажный деревянный дом в Красноярске вместе со старшим сыном Леона Ермилом. Благодаря этому переселению мы появились в Сибири. Остальные дети Леона остались в Алтыагаче, со многими потомками сыновей Леона из Алтыагача установила связь. Может Владимиру Петровичу было что- нибудь известно о настоящей фамилии Леона Кутукова. О ней знаем только мы в Сибири. Хотелось бы получить подтверждение от других потомков. Фамилия не русская и события связаны с Кавказской стооднолетней войной 1763-1864 . Всего доброго.

    • Александр Крохин говорит:

      Добрый вечер, Люба! О родословной Кутуковых мне мало что известно, но известны многие, ныне здравствующие Кутуковы, в том числе и дочери Владимира Петровича. Все их координаты я сообщу вам. Вы сегодня пытались зайти ко мне на страничку, поэтому ваш канал связи мне известен.
      С уважением, Александр.

  9. Марина говорит:

    Уважаемый Александр Николаевич!
    Накануне 9 мая 2017 года мы, потомки Яковлева Федора Денисовича, на сайте ОБД-Мемориал нашли информацию о нем. Оказалось, что он был призван на фронт в 1943 г. из с. Владимировка Алимбарского р-на и умер в грузинском госпитале (согласно учетной книге). А т.к. его жена Яковлева М.В. как нам известно, с 3-мя детьми после ВОВ проживали в Баку, мы сделали вывод, что и в 1943 г. они проживали в Азербайджане.
    Однако в интернете нет информации об Алимбарском районе. Может быть кто-нибудь знает, где это? Мы на 99.9% уверены, что информация именно о нашем дедушке, но вот точное место его призыва заставляет немного сомневаться.
    По сохранившимся семейным фото нельзя сказать об их принадлежности к молоканам, да и жена его была учительницей в школе (фото примерно 1932г.) Точно знаю, что что их сын Яковлев Н.Ф. родился в Ульяновской обл.
    В любом случае, спасибо за Вашу статью о с. Владимировка, написанную с любовью к родной земле.

    • Александр Крохин говорит:

      Здравствуйте, Марина! Я не знаю такого района в Азербайджане и в других населённых пунктах бывшего Советского Союза. Дело в том, что после войны некоторые районы переименовывались. В центральных библиотеках имеются Административно-территориальные атласы и карты СССР довоенного издания. Мне думается искать нужно в этом направлении.
      Спасибо за тёплый отзыв о моей статье.
      С уважением, А.Крохин.

  10. Екатерина говорит:

    Здравствуйте, уважаемый Александр Николаевич.
    Меня зовут Екатерина. С некоторого времени, я заинтересовалась моим родом, корнями, и нашла вашу публикацию о малой Родине, село Владимировка Азербайджан. Прежде чем начать писать вам далее о том что помню и почему пишу вообще отнимая Ваше время, хочу от всей души поблагодарить Вас за Вашу работу и память о том времени, когда наши предки жили во Владимировке.
    Ваше упоминание о Крыловых (побудило меня написать Вам) и о том что Вы думаете что село Владимировка была основана во времена Петра — это правильно. Я помню рассказ моего отца, когда я была совсем маленькая и вообще не интересовалась такими вещами, но я помню слова отца.

    Мы пришли в Азербайджан во времена Петра и еще я помню как папа подсаживая меня на лошадь шептал, ты вся в твою бабушку. Кубанскую казачку. Помню, он еще говорил что пришли они с Дона во Владимировку.
    Кто бы мог подумать, что мне это когда станет таким важным, и я стану об этом думать и смотреть вокруг в поисках того, что утеряно (для меня) и корни почти перерублены?
    Сейчас думаю, а почему я не помню больше смутно помню дедушку, бабушку, А потому что в 16 лет я уехала из отчего дома и жизнь закрутилась и вот опомнившись, я стала вспоминать задавать себе вопросы. Читать и смотреть фильмы о молоканах, хотя бы какие нибудь ниточки, которые хоть как то прольют свет на то время. Время Предков.

    И знаете о чем я подумала, а что если кто то другой, вот как я очнулся и ищет свои корни, но стыдно, а может некогда искать и задавать вопросы о предках.
    Последние представители той эпохи уходят и уйдет и то что они помнят, и… мне больно от осознание того что только крохи остаются, но ведь еще есть те кто помнит глубже.
    Да, у простых, честных людей была трудная трудовая жизнь и казалось бы нечего помнить, но это ведь целый мир и он уходит от нас.
    Еще лет 10 назад я отмахивалась от родовой памяти, а вот сейчас, она мне спасть не дает. И так , что я занялась поиском истории о человечестве, в целом. Но родовая память сильнее, и я пишу Вам.
    Знаете, о чем я думаю?
    Создать музей о Владимировке о жизни наших дедушек, бабушек, прабабушек и пра пра дедов. Чтобы, те кто придя после, уже нас, мог с легкостью восстановить прошлое своей семьи, своего рода и слово Владимировка, как путеводная ниточка для всех кто вышел оттуда.

    Я ведь смутно помню деда и хорошо помню черешню она иногда мне сниться и помню дом, сады деда. У меня не осталось никаких…
    Господи, сейчас конечно очень стыдно и ком в горле. Пока молодой бежишь по жизни и потом в старости… мне стыдно, и эта исповедь, тяжело мне дается. Стоит перед глазами, глаза дедушки. Так и хочется изменить. И сказать предкам…
    Что я хочу сказать, деды были правы придерживаясь канонов, правил и выбирая старейшин, и держась друг друга, именно так они сохранили род, память единство, когда все разъехались, разбежались… остались только воспоминания, вот их бы сохранить (хотя бы).
    Это ведь самый настоящий подвиг. И они его совершили. Вот, что в них восхищает. Сейчас гонений нет (как сказал один молоканин) но все разбрелись кто куда, но вот странное дело меня тащит туда, в ту родовую память.
    Уверена, что Вы понимаете, о чем я.
    И другие люди тоже понимают, они тоже могут подтянуться и будут делать музей живой памяти. Всех семей, что жили во Владимировке…
    Ведь каждое воспоминание, о том как наши предки поставили наше село (мы ведь все родом из села, почти каждый человек, что живет на планете Земля — родом из села) села, в котором мы все выросли и что впитали с молоком матери и что помним спустя годы, делает нас всех богаче духовно, создает в душе такие нотки от которых и всплакнуть хочется и посмеяться от души, и просто смотря видео о тех, кто остался там в Азербайджане (или уехал даже в другие страны), ведь все равно чувствуешь родство с теми людьми, даже совсем незнакомыми.

    Но я помню как мои родители с теплотой говорили о Дудиных, я сновала девочкой среди столов и слушала пение взрослых и мир казался таким большим, красивым, интересным. Слишком интересным и манящим к себе. Посмотрев видео про молокан, я поняла почему наши предки выстояли и сохранили свой быт, уклад.

    Они собирались вместе и чтобы помолчать и чтобы посмеяться и чтобы погрустить… и нас всех благодаря им тянет в детство… Потому, что мы там были истинно счастливы. И не важно, что это детство было босое, неуютное и сопливое.

    Я помню оросительные канавы с обоих сторон улицы и помню даже как бежала вода там и мосток и тутовые деревья. А ведь это огромный целый мир его описать сложно
    С одной стороны, я бы хотела, чтобы Вы поддержали мою идею создать музей родовой памяти села и о предках, которые основали это село, а с другой стороны, хочется просто остаться со своими воспоминаниями один на один и не бередить душу.
    (Возможно музей уже есть, просто я его не нашла еще).

    Сейчас, пока живы носители той эпохи нужно сохранять, как можно больше, их разговоры, их посиделки, их оптимизм, их задор. И музей памяти, который создает каждая семья родом из Владимировки. И собранное на одной платформе. (Возможно так можно докопаться до тех предков которые первые пришли туда во Владимировку… и дальше по шкале времени. Кто знает, что сейчас кажется невозможным, благодаря предкам станет возможным. Видя как потомки стараются, они будут давать нам ниточки.. Они ведь с нами, просто мы их не видим.)
    Я просто хочу чтобы мои прадеды знали, не они совершили ошибку, а это я совершила ошибку. Они все делали правильно, это я допустила ошибку, и хотелось чтобы мой дед это знал, старики сейчас укоряют себя может они что то сделали не правильно.. Нет, они как раз правильно все делали, а вот я неправильно. Жаль что я потратила на это всю мою жизнь доказывая себе, отцу что древний уклад предков, должен остаться в прошлом.
    Я родилась уже под Ессентуками, но помню, чаепития, именно в Азербайджане, с вареньем. И это благодаря бабушке и людям что жили там, нас встречали как родных. Так пахнет детство — вкусно.
    Просто, чисто, аккуратно и душевность, там во Владимировке. Даже воздух был там другой, он аж дрожал чистотой. До сих пор помню ту весну сияющее солнце и бабушку которая, нас с папой ждала возле ее дома на крыльце.
    Именно та душевность и влечет узнать откуда пошел мой род, мои корни.

    Вы Александр Николаевич сделали большое дело, уже написав Ваши воспоминания и я их буду читать чтобы вспомнить свои воспоминания и если будет музей можно будет аккумулировать то, что хранит другая, каждая семья о своих предках. Ведь образовывая село Владимировка, все стали как бы родственные души и они выстояли. Я сейчас очень горжусь тем, что я хоть чуть чуть, но родом из Владимировки.
    Что касается моей семьи, я не думаю что мои предки были молокане, (скорее баптисты) дедушка только после войны стал как бы пресвитером и читал Библию. По словам отца, я так понимала, что они были Донскими казаками и была немало вообще удивлена, что казаков оказывается было так много по миру.
    Речь ведь и о детях, неплохо бы если бы они знали и понимали, и хранили и гордились своими предками, как это важно помнить и чтить свои корни. Когда они обрезаны — больно. И самое глупое, гонений, ведь не было) это то что я сама обрезала эти корни, не считая их важными для выживания.
    Всех, Вам Александр Николаевич, благ здоровья и долгих лет жизни, как и всем Вашим близким.

    С уважением к Вам Екатерина (в девичестве) Крылова

    • admin говорит:

      Екатерина! Здравствуйте!
      Я админ сайта. Ваш адрес я сообщила Александру Николаевичу. Он сказал, что написал Вам, но ответа от Вас пока не было.
      Вы проверьте, пожалуйста, почтовый ящик — может быть оно попало в спам…
      Или, как вариант, Ваше ответное письмо до него не дошло (пишу по своему опыту, так как почему-то письма с сервиса mail до адресатов не всегда доходят) и, если возможно, повторите, пожалуйcта, ответ с другого почтового ящика.
      С уважением, администратор сайта «Ладоги» Евгения Шарова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *