#ПроГероя. Эпоха дальних перелётов. Проза А. Крохина

Полина ОсипенкоПолина Денисовна Осипенко (в девичестве — Дудник); 24 сентября (7 октября) 1905 — 11 мая 1939) — советская лётчица; одна из первых женщин, удостоенных звания Герой Советского Союза. В пяти полётах установила семь мировых рекордов. Майор. Награждена двумя орденами Ленина (первый — 15.07.1938), орденом Трудового Красного Знамени.

Женщины стремились в небо. И время от времени им удавалось, проявив характер, прорываться в лётные училища.
Полина Денисовна Дудник родилась 8 октября 1907 года в станице Новоспасовке Бердянского уезда Запорожской губернии в семье крестьян Дудник Дениса Емельяновича и Феодосии Федоровны. Имя при крещении — Пелагия. Была девятым ребёнком в семье. Вот как описывала Полина обстановку в семье на момент своего рождения: «Родилась я накануне свадьбы моего старшего брата. Моё появление на свет принесло нашей семье только кучу хлопот, однако, суеверные крестьяне считали это доброй приметой. В этот день, по рассказам мамы, я долго переходила из рук в руки. Рассматривали меня кумовья, сваты, сватьи и прочие родственники. В тот день мне дали крепкое имя Полюшки, Поли, Полины.»
С детских лет пять сестёр Полины – Елена, Мария, Христина, Евдокия и Наталья – работали на землях и в хозяйствах помещика Северина и у кулаков. Работать Полина начала с семи лет. По воскресеньям подменяла сестру и пасла гусей. Труд на чужих огородах, по её воспоминаниям, был безмерно тяжёлым. Рабочий день продолжался по 15 – 16 часов, не разгибая спины под палящим солнцем.
Росла девочка очень живой, бойкой и весьма изобретательной на различные проделки. С пяти лет очень хотела учиться. Несколько лет спустя мать повела её в школу. Несколько учеников учились по одному потрёпанному и засаленному букварю. Романтики поубавилось, но ожидание чего-то необыкновенного в детской душе осталось. Второй год учёбы был более интересным. Тетрадки у Полины были безупречные. Она хорошо читала, грамотно писала диктанты, только математика первое время ей плохо давалась.
На самодельном ткацком станке Поля научилась хорошо ткать, одела себя и семью, часть полотен родители продали.
Грянула революция, а за ней и Гражданская война. В годы гражданской войны власть в Приазовье менялась, как в калейдоскопе. Германские и австро-венгерские войска, петлюровцы, деникинцы и врангелевцы, красные и зелёные, а зачастую и вовсе неизвестные повстанцы сменяли друг друга и ничего кроме горя и бесправия простому народу не несли. Но если слабые натуры приучились жить в постоянном страхе и унижении, то в Полине эти события зародили если не бесстрашие, то, во всяком случае, устойчивую волю к сопротивлению любой несправедливости и преодолению трудностей.
Однажды за селом приземлились два самолёта. Впервые увидев самолёты и женщину в одном из экипажей, Полина загорелась идеей стать лётчиком. Но до осуществления своей мечты было ещё далеко. Зная её стремление к учёбе, правление колхоза направило её в Бердянск, а затем в Киев на птицеводческие курсы. Из-за опоздания, её на курсы не принимали, но девушка пошла напролом и поступила. Закончив курсы на «хорошо», Полина вернулась в своё село специалистом. Мысль о лётном училище её не покидала. А 1 февраля 1926 году девятнадцатилетняя Полина Дудник вышла замуж за своего односельчанина Степана Говяза, к тому времени окончившего лётную школу в Каче, и сменила фамилию на Говяз.
Степан вскоре вернулся в часть, расположенную в Каче, выхлопотал жильё и вызвал к себе Полину. После приезда, она решила поступить в лётное училище, но ей отказали в связи с недостаточным образованием. Тогда она устроилась официанткой в лётную столовую, чтобы быть ближе к аэродрому. Работала она с душой и вскоре была назначена помощником заведующей. Развозила на У-2 завтраки на удалённые площадки Качи. Лётчики разрешали Полине подержаться за ручку управления, и смышленая официантка неплохо освоила пилотирование самолётом.
Однажды в столовую зашёл секретарь парторганизации и посоветовал ей пройти медицинскую комиссию и подать заявление о приёме в лётную школу. Медкомиссию она проходила в Севастопольском госпитале Черноморского флота. Заключение — «Безусловно годна». Несмотря на поддержку партийного секретаря, её не приняли всё по той же причине – недостаточное образование.
В Качу приехал глава военного ведомства Климент Ефремович Ворошилов. Набравшись храбрости, Полина обратилась нему с просьбой зачислить её в училище. Ворошилов оценил её смелый шаг и пообещал позаботиться о зачислении. Первый советский маршал не забыл о просьбе Полины Говяз и она была принята в Качинскую школу.
В 1932 году произошло важное событие – её приняли в ВКП(б). Простая советская девушка считала это высокой честью и очень гордилась принадлежностью к партии.
Парашютный спорт в то время только начинал развиваться, но парашютная подготовка была введена в программу обучения. Тех, кто отказался прыгать, отчисляли из школы. Полина была первой девушкой в школе, выполнившей парашютный прыжок вполне успешно.
Пришло время закончить обучение. Приехала инспекция. Выпускные зачёты и зачётные полёты были выполнены на «хорошо». 15 марта 1933 года Полина Говяз закончила Качинскую школу пилотов и была назначена лётчиком в развед-эскадрилью, дислоцированную в районе Харькова.
К сожалению, чем больших успехов в авиации добивалась Полина, тем хуже становились отношения с мужем. Чтобы не «мешать» её лётной судьбе, Степан предложил жене расстаться.
Ввод в строй военного пилота Полины Денисовны Говяз, командир её части контролировал лично. Убедившись в хорошей выучке, доверили выполнение учебно-боевых заданий на двухместном самолёте Р-5. Вторым членом экипажа был лётчик-наблюдатель Степанов.
Во время лагерных сборов Полина активно вовлекала жён командиров в общественную работу. Каждое утро проводила с ними физзарядку, в одной из палаток устроила детский сад, организовала кружки и коллективные поездки по выходным в кино и театры.
Весной следующего года часть перебазировалась в другой регион, в Конотоп, где Полина познакомилась с лётчиком-истребителем Александром Осипенко. В начале февраля 1934 года Александр предложил ей выйти за него замуж и 11 февраля они поженились.
Полина успешно выполняла все задания на манёврах, а по возвращению в часть её ознакомили с приказом о переводе в истребительную бригаду, где служил её муж Александр Степанович Осипенко.
Свой путь в мировые авиационные рекордсменки начался на аэродроме Скоморохи под Житомиром. Там она осуществляла свои высотные полёты на самолёте Р-Зет. Командир 109-й эскадрильи 35 ИАБр Павел Рычагов санкционировал высотные полёты Полины Денисовны.
Особые требования предъявлялись к физическому состоянию, так как кабины были не герметичными. Лётчики изучали кислородное оборудование, прошли специальные тренировки в барокамере. Поднимали их на высоту 5000 метров, затем на 10000. Было несколько тренировочных полётов на высоту. Однажды отказало кислородное оборудование, но лётчица справилась. На высоте 7000 метров самочувствие улучшилось, и посадка прошла нормально.
Набрали высоту 9100 метров, температура за бортом – -43°С. Полина решила снижаться и летнаб её поддержал. После посадки Полина доложила командиру части, что поднялись на высоту 9100 метров, самолёт, двигатель и оборудование работали безупречно. Показания барографа подтвердили доклад экипажа. Это был неофициальный рекорд.
На одном из юбилеев В.С. Гризодубовой Герой Советского Союза Надежда Васильевна Попова рассказала о том, как она после окончания школы и Донецкого аэроклуба решила стать военным лётчиком. Но везде ей дали от ворот поворот. Тогда она решилась и поехала в Москву к Полине Осипенко. Полина очень тепло встретила её и твёрдо пообещала помочь. Поинтересовалась, где девушка устроилась жить. Узнав, что нигде, пригласила к себе на квартиру. Так Надежда познакомилась с Полиной и её мужем. Приняли они её очень тепло, по-домашнему. Александр Степанович тоже пообещал помочь. Через несколько дней ей разрешили лететь на рекорд.
В декабре 1936 года Полину Осипенко избрали делегатом на Всесоюзное совещание жён командиров и начальствующего состава. На совещании она встретилась с И.В. Сталиным, К.Е. Ворошиловым, В.М. Молотовым, М.И. Калининым, Л.М. Кагановичем, Г.К. Орджоникидзе и А.А. Андреевым. В своём выступлении Полина рассказала о том, как стала лётчицей, какие общественные работы выполняют жёна командиров, и вдруг приподнявшись на носки, звенящим голосом произнесла на весь Кремлёвский зал: «Обещаю товарищу Сталину летать выше всех девушек мира…».
Осипенко подала рапорт по команде, и Алкнис разрешил ей совершить полёт на установление женского мирового рекорда высоты на поплавковом самолёте МП-1. Так Полина Денисовна оказалась в длительной командировке в Севастополе.
Рекордный полёт назначили на 22 мая 1937 года. Полина Осипенко набрала 9500 метров, выдержала 15-минутную площадку и потом с чистой совестью отдала штурвал от себя – вниз. Расшифровка барографа спортивными комиссарами показала, что она набрала высоту 8864 метра, что на три с лишним тысячи метров превышало прежнее мировое достижение итальянки Негроннэ.
25 мая Осипенко установила новый мировой рекорд высоты с грузом 1000 кг, подняв груз на высоту 7006 метров. В тот же день она установила третий моровой рекорд с грузом 500 кг, поднявшись на высоту 7605 метров.
Полина прославилась на весь Советский Союз, но не стала почивать на лаврах и задумалась о новом рекорде. Командование ВВС подсказало ей идею побить рекорд дальности на гидросамолёте. В качестве второго пилота ей порекомендовали Веру Ломако, а штурманом взять Марину Раскову. Девушки познакомились, обсудили план беспосадочного перелёта из Севастополя в Архангельск и условились лететь будущей весной. Трудность перелёта заключалась в том, что маршрут пролегал над огромными пространствами суши, где возможность нормальной посадки морского самолёта исключена. Вера Ломако и Марина Раскова освоили пилотирование гидросамолёта МП-1, осваивали специальность радиста, продумывали детали маршрута. Старт назначили на 1 июля 1938 года, но из-за высокой волны перенесли на 2-е июля.
Рано утром взлетели, набрали высоту, и пошли по маршруту Севастополь – Киев – Новгород – Архангельск. Полёт был сложный, шли в облаках, Вера Ломако, надышавшись паров бензина, вынуждена была перейти на дыхание чистым кислородом, 10 часов летели на высоте 5000 метров. В 15 часов 9 минут Полина приводнила самолёт на Холмовское озеро. Тут же спортивный комиссар снял барографы и проверил пломбы на бензиновых и масляных баках. Полина с пункта связи доложила своему руководству о выполнении задачи, а после лётчицы составили телеграмму правительству и И.В. Сталину:
«Москва, Кремль, Иосифу Виссарионовичу Сталину.
Беспосадочный перелёт Севастополь – Архангельск выполнен. Готовы выполнить любое Ваше задание. Осипенко, Ломако, Раскова».
Утром им принесли в гостиницу номер газеты «Правда Севера». На первой странице прочитали ответную телеграмму правительства: «Архангельск. Старшим лейтенантам т.т. Осипенко, Ломако и лейтенанту т. Расковой.
Горячо поздравляем славных лётчиц т.т. Полину Осипенко, Веру Ломако и Марину Раскову с успешным выполнением беспосадочного перелёта на гидросамолёте по маршруту Севастополь – Архангельск. Гордимся мужеством, выдержкой и высоким мастерством советских женщин-лётчиц, вписавшим своим славным перелётом ещё один рекорд в историю советской авиации».
В этом полёте Осипенко, Ломако и Раскова установили два женских мировых рекорда дальности полёта на гидроплане: по прямой (2241 км. 501 м.) и по ломанной (2371 км.900 м.) линиям.
Спустя 70 лет, в июле 2008 года на берегу Холмовского озера в ознаменование юбилея рекордного полёта в присутствии многих гостей был открыт памятны знак.
Валентина Гризодубова задумала осуществить беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток, в Хабаровск. Она предложила Полине Осипенко лететь вторым пилотом, а Марине Расковой, ещё раньше, определила роль штурмана. Девушки согласились с радостью и без малейших колебаний.
Пока на 156-м заводе готовили самолёт АНТ-37 (по предложению Гризодубовой рекордная машина получила имя собственное – «Родина»), лётчицы приступили к тренировочным полётам на самолёте ДБ-2 №2. Работы было непочатый край. Требовалось освоить машину, изучить маршрут, выполнить обширную программу личной тренировки. В.П. Чкалов внимательно следил за тренировками, за полётами, установил им строгий режим труда и отдыха, который девушки иногда нарушали.
Последней тренировкой стал полёт по маршруту Москва – Свердловск (ныне Екатеринбург) – Москва протяжением примерно 2000 км, в ходе которого и экипаж, и матчасть сдавали «государственный» экзамен. Всё прошло штатно, и Гризодубова доложила о готовности к перелёту на Дальний Восток.

Гризодубова В.С., Раскова М.М. и Осипенко П.Д.

Гризодубова В.С., Раскова М.М. и Осипенко П.Д.

24—25 сентября 1938 года на самолёте АНТ-37 «Родина» экипаж в составе командира — В.С. Гризодубовой, второго пилота — П.Д. Осипенко, штурмана — М.М. Расковой совершил беспосадочный перелёт Москва — Дальний Восток (посёлок Керби, район Комсомольска-на-Амуре) протяжённостью 6450 км (по прямой — 5910 км). В ходе перелёта (26 часов 29 минут) был установлен женский мировой авиационный рекорд дальности полёта.
Экипажу «Родина» в этом полёте пришлось испытать полное обледенение, потерю радиосвязи с наземными службами, ориентировки, идти над облаками на высоте 7500 метров. Наконец, стали видны звёзды и по ним Раскова определила точное местонахождение. Когда показалось Охотское море, вспыхнула лампочка, сигнализируя, что бензина осталось на полчаса. Командир корабля Гризодубова решила садиться в тайге с убранными шасси и приказала Расковой прыгать с парашютом, потому что подобная посадка опасна для сидящего впереди штурмана. Самолёт посадили на болото в верховьях таёжной реки Амгуни.
Точного места приземления «Родины» никто не знал, и начались его поиски. Только 3 октября 1938 года экипаж был обнаружен с воздуха. Из села Керби вышел катер «Дальневосточный», который, дойдя до верховьев бурной Амгуни, подобрал женщин в тайге.
Указами Президиума Верховного Совета СССР 2 ноября 1938 года за выполнение перелёта и проявленные мужество и героизм Гризодубовой, Осипенко и Расковой было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением орденов Ленина.
После отдыха они отправились в Москву, и по всем пунктам следования поезда, лётчиц встречали как национальных героинь.
Весной 1039 года командование ВВС РККА организовало сборы лётчиков по освоению полётов в облаках. Руководил сборами герой войны в Испании Герой Советского Союза комбриг А.К. Серов, занимавший должность начальника лётной инспекции ВВС РККА.
11 мая 1939 года в 8 часов 02 минут взлетел учебный самолёт, управляемый Полиной Денисовной, на месте инструктора в передней кабине находился А.К.Серов. В пилотажной зоне на высоте 1000 метров она выполнила комплекс упражнений «вслепую». Через 35 минут Полина произвела посадку. Самолёт подготовили к повторному вылету. В этом полёте пилотировать должен был комбриг А.К. Серов, а майор П.Д. Осипенко исполняла обязанности инструктора, оценивающего пилотирование «вслепую». Погода в районе полётов была сложная: низкая облачность, временами моросил дождь.
Перед полётом Осипенко доложила Серову, что на самолёте УТИ-4 (двухместный вариант И-16) барахлит прибор «Пионер» и лететь нецелесообразно. «Пионер» – прибор, являющийся комбинированным указателем поворота и скольжения. Неточные показания этого прибора в условиях слепого полета могут привести к штопору. Может быть, Серову и Осипенко следовало отказаться от полета на этой машине. Точность прибора скорей всего нужно было проверить в полете с открытой кабиной. На эти вопросы ответа нет, так как истинная причина катастрофы не установлена.
По свидетельству очевидцев, Серов ответил Полине: «Что мы, два Героя, не справимся?» Но, получилось всё как раз наоборот. В пилотажной зоне, в облаках, во время энергичного маневрирования они сорвались в штопор. Для выхода из штопора им высоты хватило, но для выхода из пикирования высоты уже не было. Лётчики погибли. Часы на руке Анатолия Серова остановились в 9 часов 09 минут.
Почему они нарушили азы лётной работы и полетели с неисправным прибором? Серов, видимо, опасался, что коллега, да ещё женщина, заподозрит его в трусости, а Полина не стала перечить генералу как старшему по званию.
О конструктивных недостатках самолета было известно, но в официальной версии катастрофы им не придали значения. Таким образом, вся ответственность за катастрофу была возложена исключительно на экипаж самолёта. Безусловно, неоправданный риск со стороны комбрига Серова действительно имел место. Тем не менее, из расследования была полностью исключена техническая составляющая катастрофы. Иначе, головы многих авиаконструкторов полетели бы обязательно. Не надо забывать, что шёл 1939 год.
Зинаида Чалая в своей книге воспроизводит мнение анонимного эксперта о самолёте УТИ-4 как о чрезвычайно чуткой машине, требующей исключительной бдительности во время полёта и пилотирования. Малейшая оплошность, легко поправимая на другом самолёте, на этой машине влекла за собой аварию и даже катастрофу.
После гибели Полины Денисовны Осипенко и Анатолия Константиновича Серова в стране был объявлен траур. Было принято решение захоронить их у Кремлёвской стены. 12 мая 1939 года урны с прахом были выставлены в Колонном зале Дома Союзов. Два дня и две ночи к ним не прекращался доступ. Цветы образовали высокий холм. В почётном карауле сменяли друг друга Герои Советского Союза – Водопьянов, Громов, Гризодубова, Ляпидевский, Молоков, Раскова и многие другие прославленные лётчики. Пролетели самолёты. Отданы последние почести. Гремит орудийный салют. Древняя стена Кремля навеки приняла прах народных героев.
Её имя было присвоено многим населённым пунктам, улицам и площадям нашей Страны. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 июня 1939 года Кербинский район Нижнеамурской области Хабаровского края переименован в район имени Полины Осипенко. Этим же указом село Керби — административный центр района тоже был переименован в село имени Полины Осипенко. В её честь в 1985 году назван кратер Осипенко на Венере.
В родной для Полины Денисовны станице Новоспасовке в парке земляки установили памятник. 6 октября 1941 года сюда ворвались фашистские оккупанты. Немецкий танк снёс памятник. Фашисты вывезли бюст вместе с металлоломом в Мариуполь на переплавку, но неизвестные патриоты спрятали и сохранили бюст. После окончания войны его возвратили в Новоспасовку и он был установлен на старом месте.
Поэт Александр Твардовский посвятил легендарной женщине свои стихи: «Над великой русскою равниной, над простором нив, лесов и вод лётчица по имени Полина совершила славный перелёт».
Память о них рождает новых героев.
Полина Денисовна не успела выполнить задуманные ею перелёты: полёт через Памир до Мексики или полёт без посадки через север Сибири в Америку. Она ушла из жизни молодой, в расцвете своей прекрасной зрелости.

Используемая литература: Осипенко А.Н. Две звезды. – М., Фонд содействия авиации «Русские витязи», 2009.
Чалая З.А. Лётчик Серов. – М., Молодая Гвардия, 1955.
Тихомиров В. Люди больших высот (Полина Осипенко и Анатолий Серов). – Красная Новь. – Издательство «Художественная литература». – 1939. – книга 5 – 6.

© Copyright: Александр Крохин

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике МЫ ПОМНИМ, НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: #ПроГероя. Эпоха дальних перелётов. Проза А. Крохина

  1. admin говорит:

    Спасибо вам, Александр Николаевич, что знакомите нас с такими интересными страницами истории нашей страны! И с потрясающими, героическими людьми!

    • Александр Крохин говорит:

      Героических людей в нашей Стране очень много и написать о них, по крайней мере о некоторых, одна из моих целей. К сожалению, фильмы в нашем голубом ящике воспевают, в основном, разврат и бандитов, или перевирают исторические события.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *