Пишут друзья. Памяти барона Э.А. фон Фальц-Фейна. Проза И. Беспаевой

Барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн… Трудно сказать, когда я впервые услышала это имя. Пожалуй, в 2000-х. В прессе и на ТВ стало появляться всё больше информации о «заграничных русских», появлялись фильмы об эмиграции и эмигрантах начала ХХ века.
Не могу сказать, что я прицельно интересовалась деятельностью барона, но когда вдруг появлялась информация о возвращении в Россию исторических и культурных ценностей, то имя Фальц-Фейна звучало довольно часто, и волей-неволей возникал интерес к личности мецената.
Время шло, развивался интернет… Однажды, в одном дружеском блоге собралась совершенно разношёрстная творческая тусовка: кто-то писал стихи, кто-то рисовал, кто-то увлекался прозой, кто-то был просто интересующимся всем… Как-то, по одному из сообщений в том блоге я поняла, что коллега по этой соцплощадке лично знакома с Эдуардом Александровичем Фальц-Фейном! И этим коллегой оказалась Ирина Беспаева. Я с удовольствием перечитала все её публикации о бароне, смотрела фото и явственно осознавала, что мне нереально повезло — одно дело, когда читаешь сухие факты из СМИ и совсем другое — познакомиться (ну и что, что виртуально!) с человеком, который знаком с легендарной личностью и пишет об этом просто и душевно!
Немного позже, уже на другой интернет-площадке, я постепенно отыскивала друзей из того дружеского блога. Среди них была и Ирина. И вот однажды она сообщила друзьям, что вышла её книга «Судьба», посвящённая её встречам и общению с Фальц-Фейном! Я заказала два экземпляра книги Ирины и одну из них подарила нашему Всеволоду Михайловичу, неожиданно создав таким образом ещё одну ниточку дружбы. А я читала эту книгу запоем и периодически перечитываю… Кстати, несколько экземпляров книги были отправлены Ириной барону Фальц-Фейну в качестве подарка к 105-летию.
Увы… В 2018 году, через два месяца после своего 106-летия, барон Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн скончался… Сегодня, 17 ноября 2020 года исполняется два года с этого грустного дня…
С любезного разрешения Ирины Валентиновны я представляю читателям нашего сайта её заметку, которую она написала к 9 дню со дня смерти барона (т.е. 24.11.2018) и первую главу из книги «Судьба», которую предваряет отзыв на книгу от Н. Базинова.

Евгения Шарова

17 НОЯБРЯ 2018 ГОДА УМЕР БАРОН ЭДУАРД АЛЕКСАНДРОВИЧ ФОН ФАЛЬЦ-ФЕЙН

Жизнь с Верой, Царем и Отечеством

Сегодня девять дней со дня смерти Эдуарда Александровича Фальц-Фейна…

Я немного приболела и два дня провела в постели с первой книгой двухтомника, подаренного мне ещё весной, на день рождения, моей подругой, Ниной Таймаковой.
Выход книг был приурочен к 150-летию рождения Императора Николая II. Автор мне совершенно незнаком — Петр Мультатули, а книги из серии «Лучшие биографии». Первая книга называется «Император Николай II. Человек и монарх».
Книга покорила с первых страниц, я обнаружила в ней выдержки из книги деда Эдуарда Александровича Н.А. Епанчина «На службе трех Императоров»… Обрадовалась своему нездоровью, и на два дня, субботу и воскресенье, с головой погрузилась в мир Барона, в разговоры с ним, переселилась к нему на виллу, вполне ощущая себя его гостьей, которой позволено делать «все, что ты хочешь, ты же у меня гостишь!» Днем мы с ним, с небольшими перерывами на теленовости, разговаривали о последнем Императоре, о памятнике Екатерине II в Цербсте, о книге деда, про законы престолонаследия, в которых Барон является уникальным экспертом… А ночью, когда Эдуард Александрович засыпал, я вновь и вновь бродила по его вилле-музею, рассматривала лица Российских Императоров, портреты и бюсты которых, всех, начиная с Петра I и до Николая II, собрал в свою изумительную коллекцию Эдуард Александрович, и которые, с его позволения, я много раз фотографировала во время своих визитов. Я совершенно явственно слышала его голос… Читала книгу, черкала, как я люблю это делать, сравнивала выдержки с оригиналом книги деда Барона и благодарила судьбу за встречу с Эдуардом Александровичем… К вечеру воскресенья книга была почти прочитана, я умышленно оставила немного «на завтра», чтобы растянуть удовольствие и без перерыва начать читать второй том, «Император Николай II. Мученик», вспомнила, как в день расстрела Императора и Его Семьи Барон зажигает лампадку у икон, что я привезла ему в подарок от Эдуарда Лазаревича и Аллы Федоровны Лихтенштейнов… Совсем уже на ночь почему-то захотелось посмотреть фото с зажженной свечой у иконы, и я пересмотрела фото всех своих поездок к Эдуарду Александровичу. Тревоги никакой не было..
Утро понедельника, 19 ноября, обрушилось неимоверной новостью:
«ЖЕНЕВА, 18 ноября. /ТАСС/. Меценат и подвижник русской культуры за рубежом Эдуард фон Фальц-Фейн скончался 17 ноября в столице Княжества Лихтенштейн Вадуце. Об этом корреспонденту ТАСС сообщил его друг и опекун Адольф Хиб.
«Эдуард фон Фальц-Фейн умер. Могу это подтвердить», — сказал он.
В субботу утром на вилле барона произошел пожар. Прибывшие на место пожарные обнаружили Эдуарда фон Фальц-Фейна без признаков жизни. 14 сентября ему исполнилось 106 лет, последние несколько лет он был прикован к постели. По словам Хиба, «причины пожара пока не выяснены, этим занимается криминальная полиция». Информация полиции на этот счет ожидается «в понедельник или вторник».
Когда произошел пожар, Фальц-Фейн, который уже несколько лет был прикован к постели, находился дома один. «Медсестра посещала его в течение двух-трех часов утром и двух-трех часов во второй половине дня», — сказал опекун.
По словам Хиба, барон будет похоронен в семейной усыпальнице Фальц-Фейнов в Ницце. Однако пока не ясно, когда тело будет перевезено в Ниццу, поскольку ещё не закончена судебно-медицинская экспертиза, сказал он. Это может произойти «в середине недели или немного позже, точно это станет известно через два-три дня».
В настоящее время тело скончавшегося находится в Санкт-Галлене (Швейцария). «Там должна быть проведена экспертиза, чтобы выяснить причины смерти», — пояснил собеседник агентства. Хиб сообщил, что приезд дочери барона Людмилы в Швейцарию ожидается в понедельник.»

Ошеломил не факт смерти, нет… В 106 лет человек может умереть, это естественно… Но пожар на вилле?!
Несколько сообщений других агентств ясности не добавили, но горя, даже паники – с избытком… Потянулись печальные дни без новостей из Лихтенштейна, полные воспоминаний, размышлений, и одного единственного вопроса: «Почему такая смерть постигла столь светлого человека?» В голове пульсировала мысль: «Мученическая смерть, как у Николая II… Почему?»
Между делом ум стал анализировать имеющиеся сведения…
На вилле случился пожар, она НЕ СГОРЕЛА… Пожар случился утром, вероятно до прихода почтальона, который звонит в дверь ровно в 9-00. Утром же, приходит и медицинская сестра, скорее всего перед пробуждением Барона, а он просыпается в 9-00… Пожарная часть в Вадуце от виллы находится не далеко, я видела ее во время своей прогулки по городу. Она от всех зданий Вадуца находится НЕ ДАЛЕКО, между границами горда от силы 10 минут езды! Утром в субботу, в ноябре месяце, машин в городе практически нет, значит пожарные приехали быстро… На руке Эдуарда Александровича постоянно находится браслет с тревожной кнопкой для вызова помощи при чрезвычайной ситуации. В сообщениях, которые, в общем, повторяют одну и ту же информацию, не говорится, кто вызвал пожарных, получили ли они сигнал тревожной кнопки или пожарной сигнализации, или увидели дым над виллой. Справившись с огнем, ПРИ ОБСЛЕДОВАНИИ ПОМЕЩЕНИЙ, пожарные обнаружили тело мужчины без признаков жизни…
И вдруг, с невероятной очевидностью, я поняла – Эдуард Александрович умер ДО ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПОЖАРА… Пожар – это дом заплакал, потеряв хозяина…
Бред?…. Все может быть…
Но в пятницу, 23 ноября, Ирина Малышева прислала мне ссылку на заметку в газете «Vaterland» Лихтенштейна…
В отредактированном машинном переводе она звучит так:
«Несчастные случаи / преступления
Подтверждено: умер барон Эдуард фон Фальц-Фейн.
Во время пожара в субботу в Вадуце во время спасательной пожарной операции был найден мёртвый человек. Государственная полиция подтвердила, что это 106-летний Барон Эдуард фон Фальц-Фейн.
ВАДУЦ
Огонь вспыхнул в 8:45 утра в субботу. Срочно оповещённый пожарный отдел Вадуца смог быстро приехать и погасить огонь. В доме был найден мёртвый человек.
Барон Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн был самым старым жителем Лихтенштейна и отпраздновал свое 106-летие 14 сентября.
Подробный обзор его жизни можно будет прочесть завтра во вторник в «Отечестве».»

Мои рассуждения получили некое, хоть на чей-то взгляд и зыбкое, подтверждение разумности моих размышлений…
Дожив до 100 лет, Эдуард Александрович, с чьей-то шутливой подачи, поставил для себя цель – дожить до 105 лет. И дожил! Хотя годы и вынудили его ограничить свой мир размерами спальни, но не лишили его вкуса к жизни. Стремление каждое утро придумывать себе новое дело, или заниматься начатым, никуда не делось, он по прежнему жил интересно и со вкусом, с пользой! Вернее будет сказать, что это спальня расширилась до необъятных горизонтов его мира!
А какую цель он поставил для себя в 105 лет? Я этого не знаю… Наша последняя встреча состоялась 3 июля 2014 года, незадолго до его 102 дня рождения, и он ещё не строил планов на «после 105» лет…
Я просто рассуждаю на эту тему…
2018 год – год 150-летия со дня рождения Императора Николая II, необыкновенно им почитаемого. Это год 100-летия расстрела Императора Николая II и его семьи…
Может быть, этот год и стал его жизненным рубежом? И его уход вовсе не стал повторением мученической кончины императора Николая II. Это был мирный уход из жизни последнего человека, которого в марте 1914 года держал на руках Император Николай II. С его уходом закончилась эпоха… Закончилась в очень значимом для Эдуарда Александровича году.
Он прожил свою жизнь, свято храня традиции, унаследованные от своих предков – двух великих родов земли Русской, Фальц-Фейнов и Епанчиных, главной целью которых было служение Вере, Царю, Отечеству…
Ушел последний представитель рода Фальц-Фейнов. Светлая помять и благодарность нашему великому современнику, земля пухом, мир и покой душе…
В этот день я хочу поделиться со всеми своими друзьями, а возможно, и с незнакомыми людьми, главой из своей книги «СУДЬБА», которая была написана и издана в подарок Эдуарду Александровичу к его 105-летнему юбилею.
Проведите вместе со мной немного времени в его доме, в его мире, в его повседневности последних лет… И посмотрите немного картин из его огромного собрания… Портреты и бюсты государей, его родных – отца, мамы, дяди Фридриха, фото икон, которые были постоянно при нём, фото его креста, последние годы жизни он был или у него в руках, или рядом; его фото с князем Георгием, прямым наследником императора Александра I в детстве и в столовой барона на приеме… Фото статуэтки памятника ЕкатеринеII в Цербсте…
И ещё одно фото, последнее — просыпающиеся на ЕГО горе нарциссы… Следующей весной они проснутся без Эдуарда Александровича, но гора снова ослепительно засияет солнцем, и так будет всегда!

Отзыв на книгу «Судьба»
Книга Ирины Беспаевой «Судьба» читается на одном дыхании. Главный её герой барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн, истинно русский человек, оказавшийся за границей после событий 1917 года в России. Его судьба и судьба многих известных мировому сообществу людей, не только россиян, прослеживаются в книге. Множество имен, множество фактов, событий (современных и давних) постоянно держат нас в хорошем напряжении. Информации очень много, она подана ненавязчиво и талантливо в милом разговорном стиле. За мощной фигурой барона видна та забытая, но живая Россия, которую так яростно пытались уничтожить. И не смогли. Идея воссоединения русского мира также возникает в сознании человека, читающего эту книгу. Это неизбежно должно случиться. Ради этого и живёт и трудится Эдуард Александрович! Та Россия и эта Россия должны слиться воедино. Тогда всё встанет на место. И прежде всего в сознании россиян. Много людей служат этой великой идее, Ирина Беспаева вносит свою немалую лепту в дело воссоединения русского мира. Особенно сейчас, когда добрые и умные люди переживают за трагические события на Украине, родине барона Фальц-Фейна. Книга «Судьба» безусловно найдёт своих читателей и среди историков, политиков, литераторов, людей искусства. Эта книга не может быть прочитана и отложена. Она будет перечитываться и не один раз! Выражаю искреннюю благодарность Ирине Беспаевой за её великий труд, за её раскрывшийся писательский талант, за нашу многолетнюю дружбу в интернете! Желаю творческих успехов, много сил, любви и много радости от жизни. Вы, Ирина, своим творчеством делаете жизнь на нашей планете более доброй и мирной!

Заслуженный учитель Российской Федерации Николай Базинов, Великий Новгород.


Первая глава из книги «Судьба»

ЧАЙ БЕЗ КИПЯТКА, ЗАВАРКИ И ВАРЕНЬЯ
(Встреча 25 июня 2005 года)

Все мы, так или иначе, делаем свою жизнь по образу и подобию уже прожитых жизней, только редко об этом задумываемся или не думаем об этом вовсе. Но всех нас ведут по жизни наши герои. Для кого-то это персонажи любимых книг, кого-то вдохновляет реальный образ исторической личности, а порой и не один. Кому-то очень хочется подражать родителям, любимым актёрам, соседу по дому, школьному учителю, преподавателю ВУЗа, просто случайному человеку, поразившему нас своей походкой или необычайным жестом. В какой-то момент, не задумываясь о природе явления, мы совершаем поступки, пленившие нас своей искренностью или поразившие смелостью, у нас появляется привычка особым образом поправлять очки или непослушную прядь волос ну совершенно так же, как наш герой.
И это — совершенно нормальное явление. Всех нас ведут по жизни наши маячки. Но иногда нам везёт, и мы встречаем в жизни людей, чью жизнь невозможно представить маячком. Их жизнь излучает такой сильный свет, озаряя путь не одному человеку, что правильно было бы сказать, что нам повстречался маяк.
Возможно, жизнь наша складывалась вполне успешно, и мы не искали свет маяка в тумане, но как отказаться от везения и не насладиться новым знакомством, возможностью испытать новые ощущения, познакомиться с новыми людьми, начать жить немного иначе, чем вчера?
В моей жизни было много встреч, повлиявших на мой характер, и на мой образ жизни, и на моё мировоззрение. Я благодарна огромному числу людей, которые «сделали» меня, наполнили мою жизнь яркими впечатлениями, стояли у истоков моего становления, как женщины, матери, специалиста. Все они живут в моём сердце, все и сейчас помогают мне в сложные или радостные моменты моей жизни.
Но это люди «моего круга», некоторые имеют учёные звания и степени, некоторые — разного уровня руководители, некоторые — школьные друзья, коллеги по работе, есть среди низ задушевные подружки, которые ближе, чем сёстры, есть и друзья моих детей, которые мне дороги, как и мои дети. И все они мне безумно дороги, все они — моя жизнь. К встречам с этими людьми я специально не стремилась, они — естественная среда моего обитания.
А вот недавно и моей жизни произошла удивительная встреча, возможно случайно, возможно закономерно. Ведь ещё Фрейд сказал: «Случайностей не бывает!» Я отношусь к ней, как к подарку судьбы. Чем она дорога мне? Только тем, что это встреча с человеком известным, сделавшим в жизни много добра, живущим ярко, открыто, со вкусом. Он знает цену многому, многое может, и в свои 93 года продолжает делать добро, чтобы как можно больше успеть рассказать, о чём помнит, передать то, что собрал за долгую жизнь в надёжные руки, чтобы плоды его труда могли приносить радость и быть полезными ещё многим поколениям. Он часто употребляет слова: «мы, нам, у нас», рассказывая про людей и событья, происходящие во многих странах Европы.
Зовут моего нового знакомого Эдуард Александрович Фальц-Фейн. Он носит титул барона. Живет в княжестве Лихтенштейн. Очень гордится тем, что он там единственный русский. Но как же много он сделал, как много людей и событий объединил вокруг себя. И как много ещё планирует сделать! Иначе, как Маяк, его невозможно воспринимать. Безусловно, скопировать чужую жизнь невозможно, и вряд ли это интересно. Но заразиться увлеченностью, страстностью, вкусом к жизни, уважением к своему прошлому и великой любовью к жизни и людям — это ли не шанс прожить и свою жизнь ярко в пределах тебе отпущенного?
Теперь о том, как я познакомилась с Эдуардом Александровичем. Моя дочь вот уже почти восемь лет живёт в Швейцарии, в Цюрихе. В мае 2004 года должна была родиться моя первая внучка Катарина Наоми, и я поехала в Швейцарию в связи с этим замечательным событием. Событие действительно замечательное ещё и потому, что эта девочка в нашей семье соединила воедино три великие религии — православие, мусульманство и буддизм. Ну как тут не поехать на рождение такого ребенка?
Катенька у нас оказалась девочкой очень своенравной и упрямой и не захотела появляться на свет вовремя, как предсказывали врачи, и мне пришлось некоторое время использовать пребывание в Швейцарии не по назначению. Мы с детьми ездили по стране, я смотрела всё, что мне показывали, слушала всё, что говорили, старалась как можно больше узнать обо всём до рождения ребенка, так как потом времени на знакомство со страной, которая со дня на день должна была стать Родиной моей первой внучки, уже бы не было.
Вот как раз во время моего вынужденного безделья дочка дала прочитать мне книгу «Жизнь русского аристократа». Книга была не наша, её дала почитать подруга моей дочери. А дочь знает, что я такие книги люблю, и она её попридержала до моего приезда. Самое удивительное было то, что книга была с автографом Эдуарда Александровича, датированным 2003 годом! Но меня удивило и то, что хозяйке книги было всего 27 лет.
Я поняла, что нахожусь довольно-таки близко от героя книги, и он раздаёт автографы простым смертным, причём, где-то очень рядом со мной. Но никаких мыслей о встрече в тот момент у меня не возникло. Было приятно думать, что такой известный человек прост и доступен для общения.
И вот книга была прочитана, её нужно было возвращать хозяйке, а мне этого не хотелось! И я уже начала придумывать, как бы её не отдавать. Было, конечно, стыдно за такие мысли, но они не уходили из головы. Я как-то, между прочим, начала готовить почву, чтобы книгу не отдавать. А потом вдруг подумала, что могу узнать у хозяйки, где эта книга куплена. Оказалось, что в Цюрихе, в русском книжном магазине! Вот там я и купила свой экземпляр книги, и мне не пришлось совершать дурного поступка. Как выяснилось позже, уже в следующем году, это был последний экземпляр книги в продаже. Так как мне необходимо было подарить такую книгу одному моему другу, то я пыталась найти её и в Швейцарии, и по Интернету, и, позже, у самого Эдуарда Александровича при встрече, но ничего не получилось.
Я читала её несколько раз, с большим удовольствием возвращаясь к тем моментам, которые особенно трогали или были интересны в связи с местами, мне знакомыми, или я получала информацию об интересующих меня людях прямо из первых уст. Это было так здорово!
И вот, вероятно после того, как я вжилась вполне в описываемые события, получив массу удовольствия от новых знаний, ощущений, у меня и возникли мысли о возможности повидаться с удивительным человеком, но рождение Катеньки всё отодвинуло до неопределённого времени. Рождение внучки, безусловно, было более важным для меня событием, чем знакомство с бароном. Пробыв в Швейцарии 3 месяца, я вернулась домой, к родным, к друзьям, к своим стройкам. Конечно, было очень много встреч с близкими мне людьми, много рассказов о стране, про то, что удалось посмотреть, как там хорошо или плохо жить. А одному своему большому другу, в прошлом моему вузовскому преподавателю, а в настоящем коллеге и другу семьи, я сказала, что привезла из поездки книгу о бароне Фальц-Фейне и могу дать почитать.
Вот тут-то и начались очень интересные разговоры, обмены книгами, журналами, мыслями о тех или иных событиях, людях, их поступках, роли в истории. В конце концов, о том, как это всё отразилось на нашем мировоззрении и нашей жизни.
Друга моего зовут Эдуард Лазаревич Лихтенштейн. Когда он впервые представляется при встречах, он обычно говорит: «Эдуард Лихтенштейн, государство в государстве». Представляете, как много в этом человеке общего с героем книги! Имя, как у барона, фамилия, как название страны, в которой живёт барон! Сам он родом из Одессы, кругозор и круг интересов просто потрясающий! У нас с ним и раньше было о чем поговорить, а тут нас просто прорвало, мы часами обсуждали книгу, отношения между героями книги, исторические события, театральное искусство, и прочее и прочее….
Самое интересное, что на Украине у нас с ним много родных, которые живут там и сейчас. Мой папа родом из Винницкой области, у нас есть родственники в Одессе, Николаеве, Львове, Харькове. Мама Эдуарда Лазаревича работала на рыбном заводе в Одессе, в химической лаборатории и она рассказывала ему, что рабочие знали, что завод этот в прошлом принадлежал Софье Богдановне Фальц-Фейн — бабушке барона. Он в своём архиве разыскивает сейчас фотографии дома в Одессе, который принадлежал Фальц-Фейнам. Думаю, что найдёт обязательно. В общем, сама собой возникла идея попытать счастья и в очередную поездку к внучке, поехать в Лихтенштейн и, если уж не повидать барона, то хоть марки из Лихтенштейна привезти, Эдуард Лазаревич страстный коллекционер.
Во время второй моей поездки затея не удалась. Я была в Швейцарии в феврале-мае 2005 года, Катенька была ещё очень мала, погода всё время стояла неподходящая, домашних дел хватало. Но мысль о поездке к барону не выходила из головы. Я особенно не горевала, потому, что мне необходимо было ещё раз в этом году приехать в Швейцарию.
Лишь возраст Эдуарда Александровича советовал мне поторопиться. И вот только в мою третью поездку дети сделали мне подарок и, в одну из суббот, а точнее 23 июля, мы всей семьей поехали посмотреть княжество Лихтенштейн, а заодно повидаться, если повезёт, с Эдуардом Александровичем.
День, на удивление, выдался удачный, не было дождя, что в то лето было большой редкостью. Я захватила с собой книгу в надежде, что Эдуард Александрович в разгар туристического сезона не изменяет своей привычке лично обслуживать туристов в своём магазине, и мне повезет получить автограф.
Доехали до княжества быстро, магазин нашли удивительно легко. Впрочем, в городе, где практически одна центральная улица, сложно что-то долго искать. Походили по магазину, поискали глазами Эдуарда Александровича, не нашли. Купили сувенирную тарелку из Вадуца для меня, набор марок с видами Лихтенштейнских замков для Эдуарда Лазаревича.
Причём, помня о том, что в этом магазине можно купить товар за любую валюту, мы попытались расплатиться за покупки казахстанской теньгой, но фокус не удался, пришлось платить банальные доллары. Но это было не самое страшное. Время шло, а барон в магазине не появлялся. Подождав его ещё некоторое время, я спросила на русском языке одного из продавцов, могу ли я повидать барона Фальц-Фейна? Он мне ответил, так же на русском, что барон дома и ему нужно позвонить, причем тут же стал набирать номер телефона и через две секунды протянул мне трубку, из которой раздался голос Эдуарда Александровича:
— Алле! Кто говорит?
К такой ситуации я была совершенно не готова, но что же делать? Пришлось поздороваться. Он несколько опешил, когда услышал на русском:
— Здравствуйте, Эдуард Александрович. Мы с вами не знакомы, я приехала из Казахстана, сейчас я со своей семьей в Вашем магазине и мы хотели бы с Вами повидаться. Когда Вы будете в магазине?
Но буквально сразу прозвучало в ответ:
— Я сегодня не выхожу, у меня дела дома, а когда Вы заедете ко мне выпить чаю?
От такого ответа я растерялась. Следующей моей фразой была:
— Эдуард Александрович, я правильно поняла, что Вы позволяете нам навестить Вас дома?
— Ну а как же иначе мы будем чай пить? Вы на машине? Управляющий скажет, как ко мне проехать. Только у меня сегодня мало времени, так что поспешите!
И повесил трубку. Пришлось немного постоять у прилавка, чтобы унять дрожь в ногах, потом расспросить управляющего про дорогу к вилле и поехать в гости. А что оставалось делать?
В связи с тем, что я рассчитывала на встречу продолжительностью не более 15 минут, мы решили, что поедем в гости с моим зятем, а дочь с Катюшей погуляют в это время по Вадуцу, чтобы наша очень общительная и требовательная девочка не отвлекала нас от главного, и не дай Бог, не вызвала недовольства Эдуарда Александровича.
Виллу нашли так же легко, как и магазин, заодно оценили преимущество маленьких городов, где всё просто, близко и понятно туристам.
ВходХорошо понимая, что мы, практически, уже находимся в частном владении, и у непростого человека, потихоньку делаю пару снимков входа на виллу. Не все разрешают снимать свои дома, а документ об этом визите очень хотелось иметь.
Позвонили в звонок, открыть калитку вышла миловидная женщина и поздоровалась с нами на чистейшем русском языке. Для меня это был большой подарок, с иностранными языками у меня отношения не складываются с детства. Ольга, так же, как и мы, оказалась гостьей, только она приехала к Эдуарду Александровичу из Харькова помочь ему в разборке архива и привезла очередную партию книги «Аскания-Нова» В. Фальц-Фейна. Эдуард Александрович впервые издал книгу своего дяди на Украине, на русском языке, со своими воспоминаниями, в 1997 году, приурочив выход издания ко дню рождения Фридриха Эдуардовича Фальц-Фейна.
И вот мы с зятем вошли в дом в сопровождении Ольги. Хозяина в гостиной пока не было. У нас было немного времени, чтобы оглядеться. Знакомая по фотографиям обстановка гостиной, негромко звучат фрагменты из произведений Моцарта, очень тепло, уютно, и ещё очень спокойно.
Через некоторое время раздаётся голос хозяина, он спускается со второго этажа. Я очень радуюсь, что наша встреча носит совершенно неофициальный характер, и он появляется в домашнем сюртуке, на вид очень старинном, в уютных широких, серого цвета бриджах и босой… Ну, кому ещё везло видеть барона таким «домашним»?!
Здороваемся, знакомимся. Эдуард Александрович озирается, ищет остальных членов моей семьи. Он очень разочарован, что не вся семья в гостях. Ешё раз уточняет, кем приходится мне молодой человек. Получив подтверждение, что это мой зять, недоумевает, как же японец попал в нашу семью; какой национальности моя дочь; как мы вообще попали в Швейцарию?
Пришлось наспех объяснить, что я — русская, мой муж — казах, моя дочь с детства стремилась попасть в Швейцарию и жить только там. Со своим будущим мужем, оказавшемся японцем и гражданином Швейцарии, она познакомилась в Интернете. Они поженились в Швейцарии, в прошлом году у них родилась дочь Катарина Наоми и я приехала увидеть Катеньку, прочитала книгу о жизни русского аристократа и захотела с ним познакомиться. Такая вот история.
Но она привела барона в совершенный восторг. Он моментально поведал мне о своей родословной вплоть до внучки Казмиры и в заключении с гордостью с казал:
— У меня такой же винегрет, только вот мусульман и буддистов нет, зато все направления христианства имеются.
И уже с новым интересом захотел узнать, а какого же вероисповедания будет моя внучка? И как жаль, что он её не видит!
Когда узнал, что зять разрешил нам покрестить дочь, как православную, в Воскресенском храме Русской Православной Церкви в Цюрихе, сразу же проникся к нему уважением и рассказал нам, вернее мне, о своей дружбе с настоятелем Олегом Батовым, который и крестил нашу Катеньку. И историю, как этот храм был получен русской общиной; как они с батюшкой заказывали купол, колокола и купель в Московской Епархии; и как здорово музицирует матушка, когда они с батюшкой приезжают навестить его каждый месяц!
Заодно сказал, что это большая редкость, когда в семье проявляется такая веротерпимость, и как ещё во времена его детства, он об этом хорошо помнит, в Лютеранском храме в Аскании-Нова, построенном его бабушкой Софьей Богдановной, проходили службы и лютеранской церкви и православной, и не было никаких распрей среди прихожан разной веры. Просто строить два храма было накладно, а бабушка понимала, что людям любой веры необходимо общаться со своим Богом.
— Моя мама была православной веры, а я — лютеранин. Мы ходили в один храм. Будучи уже в изгнании, после смерти папы, я принял решение и сменил веру, стал тоже православным, и это меня очень сблизило с моей мамой.
Про ограниченное время встречи никто не вспоминал. Ольга занималась подготовкой к отъезду, зять с любопытством разглядывал гостиную, похожую из музейный зал, с наслаждением слушал любимого Моцарта. h-409А мы с Эдуардом Александровичем с упоением беседовали целых два часа, вместо 15 минут. Правда, мне удалось попросить разрешение сделать снимок с ним на память, он с удовольствием разрешил, чтобы зять снимал нас, пока мы беседуем, чтобы не терять время.
И мы снова говорили и говорили.
Но наступил момент, когда беседу нужно было заканчивать, сегодня уезжает Ольга, дел ещё много и нужно прощаться, но встреча с нами ему так понравилась, что он даёт мне ещё 15 (!) минут, чтобы я задала ему вопросы, которые меня интересуют.
— А то я всё говорю и говорю, а может, тебе интересно и что-то другое узнать?
Кстати, он сразу стал обращаться ко мне на «ты» и это сделаю нашу встречу очень теплой, а когда я попросила рассказать немного о его дочери, и он узнал, что мы с ней ровесницы, он запросто заявил, что я вру.
— Ты врёшь, ты ещё не такая взрослая, как говоришь!
Вот так! Не было между нами неравенства, как между бароном и простым инженером из далёкого Казахстана! Он был очень польщён, что я так много знаю о нём, о его семье, что эти знания не были знаниями профессионала-журналиста, или человека, связанного с искусством, политикой, какой-то общественной деятельностью. И он был уверен, что инженерам его жизнь не интересна. Но обрадовался, что ошибся, и вдруг задал вопрос:
— А почему ты приехала именно сегодня?
Говорю, что сегодня погода подходящая, давно собиралась, но приехать одна в страну, без знания языков, не решалась, поэтому и от свободного времени детей многое зависело.
— А почему не позвонила предварительно? Меня ведь могло дома не оказаться!
— Ну и где бы я телефон Ваш узнала, в книге о Вас много информации, а вот номера телефона нет, эту деталь Надюша почему-то пропустила.
И барон хитро так спрашивает:
— А что, у вас дома нет швейцарского телефонного справочника? Мой номер там есть. Что бы делала, если бы меня дома не было?
— Ну, решила бы, что я не счастливая, или день сегодня не мой, придумала бы что-нибудь. А через некоторое время ещё раз попыталась, непременно.
И снова вопрос:
— Сегодня в моем магазине много людей, тебе магазин понравился?
— Понравился. Японцы приехали на экскурсию, два автобуса. Ещё один подъехал, когда мы выходили, не успела разобрать, откуда, в номерах ещё плохо разбираюсь. Только вот продавцы отказались у меня мои тенге взять, а в книге написано, что берут любую валюту, как же так?
Барон выкручивается моментально:
— Ну, сегодня же суббота, банки не работают, где бы они курс обмена узнали, не каждый день у нас такие туристы бывают!
Удивительно светлая голова!
Но вот мы уже почти прощаемся, я прошу сделать памятную надпись в книге для меня и на подарочном наборе марок для моего друга Эдуарда Лихтенштейна. Опять он в восторге от сочетания имён. Тут же пытается выяснить, имеет ли мой друг какое-то отношение к Лихтенштайну, он именно так, по правилам, произносит название княжества, и сообщает, что у них в Лихтенштайне нет людей с такой фамилией, он всех знает.
— А у вас в Алма-Ате есть, как интересно!
Хвалит меня за купленные марки, это лучшие, он сам делал снимки замков для их выпуска.
— А ты знаешь, что я сам фотографирую лучшие виды княжества для марок? Я вообще всё делаю сам. Вот посмотри, какую обложку для моей книги сделали на Украине, просто стыд! Пришлось всё переделать, иначе же она не будет продаваться!
И показывает кучу невзрачных обложек в камине. А заодно и стопку книг с новыми обложками его собственного дизайна и изготовления. Это книги «Аскания-Нова». Конечно, я уже хочу эту книгу! Спрашиваю, есть ли она в Цюрихском русском книжном магазине, я её обязательно куплю, прямо завтра! Реакция барона на этот вопрос была просто мгновенной:
— Ты завтра будешь в нашем магазине? Тогда передай им новые обложки. Хорошо, что я их ещё не отправил! Пусть немедленно поменяют. Отдашь хоть кому, там все меня знают!
И он невероятно ловко состриг марки с увесистого пакета с новыми обложками, они ещё пригодятся, и вручил пакет с дыркой мне! Потом велел найти на столике у тахты его личную печать и поставил её на свои автографы, сказав при этом, что теперь я и мой Лихтенштейн имеют особо ценные автографы, ведь они получены на его вилле, о чём свидетельствует его печать, а это очень большая редкость даже в Европе! Нам повезло! После этого он немного подумал и сообщил, что делает меня своим официальным представителем в Казахстане. А ещё через мгновение расширил мои полномочия и на всю Среднюю Азию, поскольку в этих регионах до сих пор его представителей нет.
— Меня приглашали приехать в Казахстан, особенно когда строили трассу для бобслея для зимних Олимпийских игр под Алма-Атой. Хотел поехать посмотреть, но возраст даёт о себе знать. Так и не побывал у вас и не знаю, построили или нет.
— Ведь у вас там самый быстрый в мире лёд был, напомни, как называется тот каток?
— Высокогорный каток «Медео», сейчас там уже не проводят крупных соревнований по конькобежному спорту…
— Да, взяли и отменили соревнования на открытом воздухе, глупость какая! Теперь только в закрытых помещениях можно на коньках бегать. Сколько ещё рекордов могло быть на высокогорьях! А ты знаешь, что я до недавнего времени был председателем Олимпийского комитета Лихтенштайна?
И он был очень рад, что и про это я тоже знаю. Вообще вся наша встреча проходила в атмосфере искренней радости, неподдельного интереса к совершенно случайным гостям. Несколько раз Эдуард Александрович, как бы, между прочим, порадовался, что мы его вот так запросто навестили, не побоялись приехать к нему «на чай».
— Это я уже давно придумал, про чай. Я всех русских к себе приглашаю, если не могу поговорить с ними в магазине. Многие не решаются просто так меня навестить, а когда я приглашаю чаю выпить, все приезжают. Меня Степанов ругает, что я всех зову, говорит, сейчас проходимцев и воров много развелось. Но я всё равно всех приглашаю. Вот ведь хорошо, что тебя пригласил, и тебе, и мне радость и польза.
Я, конечно, соглашаюсь, что придумано превосходно, но боюсь спросить, кто такой Степанов? Только потом, по дороге домой, понимаю, что речь шла о после России в Швейцарии.
Но вот мы встаем, чтобы попрощаться. Он предлагает, если мне хочется, сделать снимки всего, что мне понравилось. Я с радостью пользуюсь этим предложением, делаю несколько снимков, благодарю за встречу, пытаюсь попрощаться, наш визит затянулся против уговора и я чувствую себя несколько неловко.

Фото самых дорогих людей на рояле в гостиной. Их очень много...

Фото самых дорогих людей на рояле в гостиной. Их очень много…

Но Эдуард Александрович ещё раз задерживает нас:
— Пойдём-ка со мной, я покажу тебе, как сервировали стол во времена моей мамы. Теперь так не сервируют. Где ещё посмотришь? А это я тоже всё сам делаю.
И, взяв меня под руку, ведёт в столовую.
Стол во всю комнату застелен кружевной набивной скатертью. На столе — фамильное столовое золото, серебро, хрусталь, всё с вензелями. Всё из далёкого прошлого, бережно сохраненное, расставленное с любовью. Барон наблюдает за мной, как я стараюсь всё рассмотреть, видит моё недоумение — на столе, с краю, стоит пепельница с пачкой сигарет «Marlboro», ну совершенно не к месту, велит сделать фотографии стола и фамильных гербов, вставленных в витражи столовой. Та самая пачкаЯ послушно и с радостью делаю ещё снимки.
А Эдуард Александрович хитро так улыбается и говорит:
— Пошли снимки в табачную кампанию, и получишь деньги за рекламу!
Вот так!
И вот наша встреча, действительно, заканчивается. Прощаемся, он целует мне руку, галантно наклоняясь, по правилам, как полагалось во времена его мамы. Извиняется, что не проводит нас до машины:
— Ноги стали подводить!
Извиняется перед зятем за то, что не смог уделить ему достаточно внимания, наказывает в следующий раз приехать всей семьей, обязательно с внучкой.
В Вадуце нас уже совсем потеряла дочь. Оказывается, впопыхах, мы все сумки, в том числе с Катиной едой, увезли с собой к барону. Бедной девочке пришлось съесть сосиску в тесте и попить из фонтана, благо Лихтенштейн — стерильно чистая страна. Она была в восторге от такого обеда и никак не хотела потом пить воду из бутылочки. А с досугом наших девчонок выручили японские туристы. Они сразу разглядели родственницу в Кате и с удовольствием смотрели, как она выступала перед ними под веселую музыку, все были довольны такой неожиданной встречей.
Вот так прошёл этот день. Потом я много размышляла о нём, вспоминала детали встречи, радовалась, что в моей жизни произошло важное событие, ещё раз убедившее меня в том, что всё великое — просто, а все великие — просты. Но это был уже мой личный опыт, а он, как известно, самый важный. Теперь у меня есть, кроме замечательных воспоминаний, фотографии в моём личном архиве, две книги о Фальц-Фейнах, тема для общения с друзьями, замечательный ответ Эдуарда Лазаревича на моё хвастливое письмо про автографы, которые у нас с ним теперь имеются.
Но самый главный итог этого дня — сознание, что в моей жизни произошло нечто новое, что может иметь продолжение. Я на это надеюсь.

Алма-Ата,
2006 год

© Copyright: Ирина Беспаева

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике ПИШУТ ДРУЗЬЯ с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев: Пишут друзья. Памяти барона Э.А. фон Фальц-Фейна. Проза И. Беспаевой

  1. admin говорит:

    Ирина! Спасибо вам огромное, что разрешили опубликовать ваши воспоминания о бароне!
    Вот, вроде, книгу читала и перечитывала, мы с вами неоднократно разговаривали о Бароне, он мне даже снился (помните, я рассказывала) и во время подготовки к публикации я читала… и вот снова перечитала…. и хочу снова перечитать всю книгу! Причём я каждый раз обнаруживаю новые моменты…
    Светлая память барону фон Фальц-Фейну…

  2. Ирина Беспаева говорит:

    Женечка, дорогая, это тебе огромное спасибо, что такая твоя прекрасная идея сегодня воплотилась на страницах вашего литературного объединения… Ты права, если прикоснулся к жизни Барона, о нем хочется говорить, писать, узнавать и делиться всем, что узнал об этом удивительном человеке. Он стольких людей объединил на просторах интернета, а скольким помог в жизни своими делами, столько всего сохранил и отдал для служения Родине! Светлая ему память!

  3. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Забыла про всё на свете, пока читала материал! Какая роскошь! Тема для размышления, переработки образов, впечатлений… Пока в лёгком приятном нокауте.

    • Ирина Беспаева говорит:

      Светлана, добрый вечер. Честное слово, я не собиралась никого отправлять даже в легкий нокаут, я, в силу сложившихся обстоятельств, описала свои встречи с действительно замечательным человеком, и постаралась рассказать еще о многих людях, которые постепенно вплетались в события 10 лет моего знакомства с Эдуардом Александровичем. Очень рада Вашему отзыву и попрошу Женю постепенно, по правилам, существующем в лит. объединении «ЛАДОГА», публиковать и остальные главы книги. Надеюсь, что Вы быстро выйдите из нокаута и в полном здравии прочитаете всю книгу. Здоровья Вам и всего самого доброго! Спасибо за отзыв…

      • admin говорит:

        Ирина! Буду потихоньку размещать!

        • Ирина Беспаева говорит:

          Да, Женечка, публикуй. Думаю, Эдуард Александрович был бы рад, что и после своего ухода он продолжит жить на радость и пользу людям. Я так и слышу его голос про нас: «Какие хорошие девочки!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *