Лёшка и Пушок. Проза Ал. Петрова

Той осенью Лёшка «заболел». И «заболел» очень сильно. Конечно, не так, чтобы мучиться от высокой температуры или задыхаться в удушающем кашле, чтобы невыносимо болело тело, причиняя боль при малейшем движении. Нет! Он «заболел» душевно. И причиной его болезни была собака. Обычная собака, которую ему не позволяли завести родители. Чтобы понять его состояние, следует оглянуться на несколько месяцев назад, а именно в благословенный май месяц. Тогда после окончания второго класса родители собрали его с братом и отправили к бабушке в деревню, под Калинин, на всё лето для того, чтобы отдохнуть как следует после учебного года, загореть в лучах нежаркого солнца северо-запада России, надышаться свежим деревенским воздухом, который благотворнее, чем сухой степной воздух Донбасса, сдобренный пылью степей и угольной пылью, с растянувшихся по всему горизонту терриконов, ну, и помочь бабушке по мере возможности в хозяйстве.
Поездка эта была уже не первая в его жизни, поэтому он смотрел со скучающим видом за изменяющимся по мере продвижения поезда на север, пейзажем. Вызвало его оживление лишь путешествие из Калинина на новом катере до пристани назначения Броды. Катер был, как видно, только недавно сошедший со стапелей, он ещё пах свежей краской и блестел, надраенными до зеркального блеска, стёклами рубки и пассажирской кабины. Они с братом попеременно бегали от одного борта к другому, заглядывали в рубку к капитану, в тайне мечтая, чтобы их позвали туда и дали посидеть за штурвалом. Но…
Путь до места назначения на новом катере, в отличие от старой модели, по времени сильно сократился. Но скучать им было всё равно некогда, так как надо было и понаблюдать за разлетающимися от подводных крыльев брызгами, и за волнами, разбегающимися от носа катера и разбивающимися о песчаные волжские берега, и полюбоваться высокими соснами на левом крутом берегу и за раскинувшимися по обоим берегам деревнями, возле которых паслись стада колхозных коров. Так что дел им хватало и время пролетело незаметно.
На месте прибытия, как обычно, собрались подводы, в ожидании долгожданных гостей. Из областного центра в эти места ехало немало людей. Нас встречала тётя Катя, старшая сестра отца, работавшая в колхозе молоковозом, на подводе, запряжённой гнедой кобылой Майкой, и рыжий беспородный пёс Пушок. Вот из-за этого пса и захворал душевно Лёшка, после отъезда из деревни.
Как-то так получилось, что в прошлые свои приезды в деревню он не очень обращал внимание на достоинства Пушка, а тут как будто открылись глаза, и он взглянул на него по-новому. Дело в том, что Пушок был пёс хитрый, ласковый, но своенравный, слушавшийся и исполнявший команды только одного хозяина, младшего брата отца дяди Коли. А тот обучал его всяким премудростям, да в итоге так преуспел, что Пушок стал местной деревенской достопримечательностью. Ведь Лёшка тогда ещё не знал, что дворняги – это самые умные и легко обучаемые собаки, впитавшие в свой геном все лучшее, позволявшее им выживать из поколения в поколение.
Веселье местных вызывало, например, то, что, когда дядька, бросив свою кепку на землю, приказывал Пушку сторожить, а сам уходил на два-три дома по улице, Пушок стойко сидел, сторожил кепку, не смея без команды тронуться с места. Но стоило ему услышать призывный дядькин свист, как он подхватывал кепку и мчался к своему хозяину и другу. Только из рук дядьки и бабушки он брал еду, только ему беспрекословно подчинялся и выполнял различные команды, только с ним он бежал охотно в лес по грибы, в поисках которых дядька был большой дока, только с ним он от зари до зари пас колхозное стадо, когда приходила очередь их двора. Пушок был настолько отважен, что осмеливался в одиночку вступать в поединки с собаками из соседних деревень, он был так обучен, что, найдя в траве ежа, не отступался под уколами его иголок и доводил дело до победы, хотя и приходил с исколотой и окровавленной мордой. А будучи помощником на рыбалке, рыбачили в основном с саком¹, он гордо нёс в пасти сумку с уловом, хотя это было для него нелегко.
И ещё множество других достоинств было у этого пса. Вот с ним-то и подружился в этот приезд Лёшка. Да подружился так, что уезжал из деревни он в слезах, и, приехав домой, никак не мог успокоиться. Ведь Пушок ходил с ним на рыбалку, на речку Улюстье или, как говорили местные, Улюску, когда дядька был занят работой на комбайне. С ним вместе они ходили рано утром в соседнюю деревню за хлебом, с ним вместе гоняли футбольный мяч или были на вечёрках у амбара в центре деревни. Пушок ему доверился настолько, что даже стал брать еду из его рук. Вот как они подружились.
И вот, по возвращении из деревни с летних каникул, Лёшка решил, что тоже должен иметь у себя на родине такого пса. Но родители были непреклонны, говоря, что в квартиру они собаку не пустят! Вот от этого-то Лёшка и занемог душевно. И стал всю свою к собакам любовь отдавать дворовой, безродной овчарке Герде, с которой возился, придя из школы, в свободное время перед школой, стараясь научить её тому, что почерпнул из дядькиной школы обучения Пушка. Но Герда была уже взрослая собака и дрессуре никак не хотела поддаваться, хотя он не оставлял попыток.
В мечтах своих Лёшка выращивал настоящую сторожевую собаку: вместе с ней он служил то на границе, ловя диверсантов, то в милиции, наподобие Мухтара, героя популярного в те времена фильма. Но мечты оставались только мечтами. Ведь Герда не поддавалась обучению, а купить щенка родители не хотели. И уже совсем отчаявшись, на исходе осени, в конце ноября, Лёшка загадал желание и написал письмо Деду Морозу, чтобы тот подарил ему на Новый год щенка. Надежд на это было мало, но он как-то услышал фразу, что «надежда умирает последней», и решил не сдаваться. Пока не испробует все возможности.
Первый месяц зимы пролетел как-то незаметно за учёбой, игрой в хоккей, в строительстве снежных крепостей и в лепке новых снеговиков. Всё это время Герда крутилась возле ребятни, больше мешая им в их игрищах, ведь она стала какая-то толстая и неповоротливая, а за неделю до Нового года она вовсе пропала. Ничего подобного раньше с ней не было. Компания во дворе была дружная, все задуманные дела спорились, и только вечерами, перед сном, Лёшка предавался мечтам и надеждам, что его заказ будет выполнен, и он станет обладателем щенка. Лёшка немного скучал по Герде, но жизненная текучка не давала ему времени задуматься, куда пропала собака и заняться её поисками. Как-то раз мелькнула мысль, что может для неё нашёлся хозяин, но она сразу же и улетела…
Накануне Нового года ребятня его и соседних домов бегала по подъездам до позднего вечера с поздравительными песенками, с целью заработать себе конфет, мандаринов, орехов и мелочишки на конфетти, хлопушки и бенгальские огни. В один момент ему показалось, что в подвале их подъезда мелькнул силуэт Герды. Но так как было много предпраздничных хлопот, то он не придал этому особого значения, отложив инспекцию подвала на следующий день.
Первый день нового года выдался солнечным, морозным и ясным. Снежок скрипел под галошами на старых валенках, дворовые тополя отбрасывали длинные тени на гаражи и сараи, горластые вороны и галки делили добычу на ближней помойке и составляли достойную конкуренцию бездомным котам и собакам. Лёшка, выйдя на порог подъезда, прищурился от яркого солнечного света, от искрящихся снежных сугробов и вдруг замер, услышав за спиной, поскуливание и какую-то возню. Боясь спугнуть удачу и не веря своим ушам, он повернулся и увидел через щель, что за дверью подвала происходит что-то невиданное ранее. Приоткрыв дверь, он увидел лежащую на подстилке Герду и возле неё трёх резвящихся щенков. Они были ещё совсем маленькие, неуклюжие, кривоногие, различного окраса, но уже непоседливые и игривые. Лёшка кинулся к ним, сгрёб в кучу и стал целовать их по очереди. Герда устало смотрела на него и не делала попыток вырвать их из его рук, будто зная, что ничего плохого он не сделает её детёнышам. Один из щенков, самый активный, коричнево-рыжий, с белой манишкой на груди и с задними лапами в белых носочках, стал грызть палец его руки, будто призывая заняться игрой только с ним. Он отталкивал своим пузатым животиком своих родственников, раззевал пасть, показывая молочно-белые мелкие зубки, всем своим видом утверждая своё превосходство и, как будто предъявляя на Лёшку свои права. Лёшка понял, что это его судьба, что это ему подарок от Деда Мороза.
Прижав к своей груди щенка, он стал неуверенно подниматься назад, к своей квартире. У двери Лёшка остановился в нерешительности на некоторое время, но потом решительно толкнул её, решив, что была – не была, пусть ему попадёт, но от подарка Деда Мороза он не откажется. Войдя в квартиру, он направился на кухню, где мать и отец перемывали от вечерних посиделок оставшуюся посуду. Он посмотрел на них, на глаза навернулись непрошеные слёзы, но в его взоре читалась такая решимость, что родители, переглянувшись, согласно кивнули, без слов поняв его просьбу. В миллион свечей засияла Лёшкина улыбка, крик восторга вырвался из его уст, и он кинулся сначала благодарить поцелуями родителей, а потом в детскую комнату обустраивать место для своего нового друга, одновременно представляя, каким обучением они займутся в ближайшее время. Он стал лихорадочно придумывать ему имя, отметая немногое из того, что знал из книжек. Конечно, первым его порывом было назвать щенка Пушком, но потом он подумал, что два друга с одним именем это сложно. Как они будут играть все вместе в деревне на следующий год, если у двоих будет одно имя? Это неправильно! Тогда он решил, что его пёс должен носить красивое и гордое имя, потому что он будет настоящим другом, а у друга должно быть всё самое лучшее – и имя, и место, и чашки для еды и воды. Откуда-то из глубины подсознания выплыло ранее неслыханное имя Гектор. Он не знал, кому и когда оно принадлежало, это ему ещё предстояло узнать, но имя ему понравилось – и звонкое, и рычащее, и внушающее уважение, и необычное. Гектор – это звучит, так он решил!
Вот так с наступлением Нового года «вылечился» Лёшка! И началась большая дружба между маленьким мальчиком и маленьким щенком, растянувшаяся на долгие двенадцать лет…
История, рассказанная мне Лёшкой, ставшим с течением времени Алексеем Владимировичем, учит, что если чего-то сильно хочется – это обязательно сбудется!
Главное верить в это, ведь чудеса под Новый год непременно сбываются!

¹ Саки – захватывающие рыбу орудия с большим провисом сетки – применяют при ловле проходных рыб или крупных рыб в глубоких ямах, омутах и так далее.

© Copyright: Александр Петров

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев: Лёшка и Пушок. Проза Ал. Петрова

  1. admin говорит:

    Замечательная волшебная история!!!!
    С новым годом!
    Счастья, любви, вдохновения!!!!

  2. Лариса говорит:

    Отличная история, Саша, напоминающая нам всем, особенно взрослым о том, что в чудеса надо верить и наши желания исполнятся. С наступающим 2021 годом!!! Пусть мечты сбываются!!!

    • Александр говорит:

      Спасибо большое!Я старался в первом в жизни рассказе быть искренним и позитивным!И вам ,Лариса, всего самого хорошего в начавшемся году!

  3. Альбина говорит:

    Пусть чистые сердца рождают чудеса!
    С наступающим Новым годом!

    • Александр говорит:

      Спасибо,Альбина!Надеюсь чудеса не обойдут вас стороной в этом году и вы порадуете нас известиями об этом!С Новым годом!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *