Пишут друзья. «Милый Сандрочек»: ко дню рождения Василия Андреевича Жуковского (1783-1852). Статья Е. Борисовой

1

Портрет В.А. Жуковского. П.Ф. Соколов, 1820-е гг.

Будучи дворянином по отцу, помещику Тульской губернии, Афанасию Бунину, Жуковский вследствие незаконного рождения (его мать – пленная турчанка Сальха) был, по просьбе А.И. Бунина, крещён и усыновлён бедным белорусским дворянином Андреем Жуковским. Но он не лишился заботы родного отца. А главное – в судьбе Василия приняла большое участие супруга Бунина, Мария Григорьевна. Мария Бунина сделала многое, чтобы Василий не только получил должное образование, но и хлопотала о законном подтверждении прав Василия Жуковского на дворянское происхождение.
Василий Жуковский — один из наиболее значительных и ярких деятелей российской культуры первой половины XIX столетия… Его звонкое имя «на слуху», что называется, у всех, кто хоть малейшее внимание уделял урокам литературы! И даже тот, кто не имеет обыкновения цитировать стихотворения русской классики, может вспомнить деяния Жуковского… Например, — в связи с выкупом из крепостной солдатчины Тараса Григорьевича Шевченко. Ведь именно Василий Андреевич стал инициатором сбора денег на это благороднейшее дело, и вместе с «Великим Карлом» Брюлловым и другими неравнодушными, русский стихотворец задумал свершить миссию по высвобождению гениального украинского поэта из крепостной кабалы. Можно вспомнить и историю создания поэмы «Руслан и Людмила», упомянутую недавно Александром Николаевичем Крохиным. 1820-ый, Александру Пушкину – 21 год, а на титуле пушкинского произведения признанный поэт пишет: «Ученику, превзошедшему своего учителя!». Воспитатель Цесаревича Александра Николаевича, будущего русского императора Александра II, принимал большое участие в жизни А.С. Пушкина, стремился и помочь этому пылкому человеку, и оберечь его… но «от судеб защиты нет»… Нельзя не отметить и несомненное влияние Жуковского и на будущие поступки молодого императора Александра II, на его воззрения относительно необходимости отмены крепостного права в России.


Сейчас я должна вновь вернуться к истории семьи Жуковского. Потому что сводная сестра Жуковского по отцу, Екатерина Афанасьевна Бунина, обвенчавшись с помещиком Андреем Ивановичем Протасовым, подарила миру дочерей Александру и Марию, сыгравших немалую роль в судьбе двух русских поэтов – Василия Жуковского и Николая Языкова. После смерти мужа Екатерины Афанасьевна оказалась очень стеснена в средствах; оставленные Протасовым два села в Орловской губернии приносили лишь небольшой доход. Жуковский принял деятельное участие в делах сестры. Он снял для семьи Протасовых дом в городе Белёв, по соседству со своим домом. Кроме того, по просьбе Екатерины Афанасьевны, Жуковский взялся обучать племянниц по собственноручно составленному плану, охватившему разнообразный диапазон наук, и уделял большое внимание эстетическому воспитанию девочек. Чем закончилось обучение, известно многим. Обладавшая склонностью к тиранству, Екатерина Протасова решительно пресекла попытку брата объясниться и хотела разорвать семейные узы! Ведь Жуковский полюбил 17-летнюю Марию и мечтал связать с ней свою жизнь. Решительный отказ матери подавил чувства Маши Протасовой, а личная жизнь Василия Андреевича разбилась вдребезги. Лишь в 1841 году состоялось бракосочетание 58-летнего поэта с 19-летней Елизаветой Евграфовной Рейтерн. В семье родилось двое детей.< Но необыкновенной доброте Жуковского находилось применение. Приведённые выше примеры это подтверждают. Да и с семьёй сводной сестры Василий Андреевич отношения не порвал. И он продолжал заботиться о судьбе девочек Протасовых. К тому же, не Мария вызывала наибольшее беспокойство дядюшки. Её судьба была устроена благодаря созданию семьи с доктором Иоганнесом Мойером, или - Иваном Филипповичем Мойером. Сын пастора, хирург, профессор Дерптского университета, действительный статский советник. Сначала изучал богословие в Дерптском университете, затем — медицину в университетах Геттингена и Вены. Добрейший, гуманный человек. А вот старшая сестра, Александра Андреевна (1795 – 1829), выбрала себе среди множества претендентов на прекрасную руку такого мужа, что жизнь её в 34 года закончилась тяжелейшей чахоткой и безвременной смертью. В ноябре 1813 года в гости к Протасовым, по приглашению Жуковского, приехал его друг Александр Воейков (1779—1839). Несмотря на свою внешнюю непривлекательность (он был мужиковат, аляповат, неблагороден), Воейков произвёл впечатление на Екатерину Афанасьевну и, особенно, на Александру Андреевну. Участник Отечественной войны 1812 года, он обладал даром увлекательного рассказа и насмешливым складом ума. Увидев прелестную 18-летнюю Сашу Протасову, которую сравнивали с Сильфидой и Ундиной, литератор (ему к этому времени было уже тридцать пять), посватался к ней. Поддерживал этот брак и Жуковский. Как впоследствии он казнил себя за это содействие!

Супружеская жизнь Александры Андреевны оказалась очень несчастливой. Вскоре после свадьбы Воейков сделал невыносимой жизнь жены и детей. Насколько были невыносимы мучения «миленького Сандрочка», знали и обеспокоенный Жуковский, и его близкие друзья – Александр Иванович Тургенев, Евгений Баратынский, Владимир Одоевский… Даже суровая и беспощадная мать, Елизавета Афанасьевна, пожив в семье Воейковых, натерпелась такого, что посоветовала старшей дочери принять предложение дядюшки и поселиться с ним в одном доме на Невском проспекте, чтобы жестокого супруга сдерживала опаска перед гневом Жуковского. Ведь никто иной не имел права вмешаться в дела семьи Воейковых и заступиться за Александру Андреевну! Муж являлся полным хозяином жизни жены и детей по закону.
Возможность жить под «крылом» Жуковского необыкновенно скрасила жизнь Александры Воейковой. Её литературные таланты, глубоко развитый художественный вкус, прекрасное знание истории и мировой культуры, постоянное поддерживаемые избирательным чтением (у Александры Андреевны была собственная библиотека из 400 томов, огромная редкость для женщины в XIX веке), выделяли Воейкову среди современниц, привлекали цвет петербургской культурной элиты, посещавшей «пятницы» Воейкова. Учитывая красоту и очарование хозяйки данного литературного салона, не приходится удивляться, что многие поэты и писатели пушкинской поры были неравнодушны к прекрасной Александре Андреевне. Вот одно из многих воспоминаний, оставленных современниками: «Молодая, прекрасная, с нежно-глубоким взглядом ласковых глаз, с лёгкими кудрями тёмно-русых волос и чёрными бровями, с болезненным, но светлым видом всей её фигуры, она осталась для меня… неземным видением времени моего детства», — написала будущая фрейлина императорского двора, А. Блудова.
Особенно выделяли Воейкову два русских поэта: Иван Козлов и Николай Языков. Влюблены в неё были яркие представители родов Тургеневых и Перовских: Александр Иванович Тургенев и Василий Алексеевич Перовский. Жуковский признавался, что адресат баллады «Светлана» — его крестница, «милый Сандрочек», идеал женской кротости и неземной доброты.
Александра Андреевна подарила мужу четырёх детей (сын и три дочери). Для многих дам высшего света она была примером семейной добродетели. Ни одного худого слова не оставили о Воейковой даже такие безжалостные к современникам публицисты, как Николай Греч, Филипп Вигель, Фаддей Булгарин. Но Александр Фёдорович Воейков все годы совместной жизни крайне жестоко обращался с женой, избивал, угрожал забрать детей и увезти их в неизвестном направлении, применял различные формы оскорбительных действий… Какая ненависть двигала этим человеком? В обществе он вёл себя достойно, имел вид ментора и наставника, занимался литературой, был членом престижных петербургских клубов… К слову сказать, когда после смерти Александры Андреевны Воейков женился вторично, он находился «под каблуком» у супруги, а закончил свои дни в больничном учреждении!
Когда болезнь Воейковой нельзя было не замечать, друзья уговорили Александру Андреевну поехать на лечение в Европу. Она повезла детей с собой, боясь оставить мужу-тирану! Воейкова скончалась от чахотки в 1829 году, во время лечения в Европе (в Пизе или Ницце, точных сведений не осталось) и была похоронена на греческом кладбище в Ливорно. Похоронами занимался друг семьи, доктор Карл Карлович Зейдлиц. После смерти матери дети оказались на попечении её друзей: Жуковского, генерала Перовского, Зейдлица. А.Ф. Воейков в устройстве их судьбы более участия не принимал…
Александра Воейкова считается музой Николая Языкова (1803-1846). С момента знакомства в Дерпте (он учился в университете, а Воейковы жили там же в связи с преподавательской деятельностью Александра Фёдоровича), а позже — в Петербурге (Языков постоянно посещал салон Жуковского-Воейковых), Николай Михайлович был сильно увлечён этой удивительной женщиной, и равной ей он не видел… Языков посвятил Александре Воейковой ряд стихотворений: «К А.А. Воейковой»; «Воспоминание об А.А. Воейковой», «А.А. Воейковой», «Посвящение А.А. Воейковой» и др.

 К А.А. Воейковой. Николай Языков
 Забуду ль вас когда-нибудь
 Я, вами созданный? Не вы ли
 Мне песни первые внушили,
 Мне светлый указали путь,
 И сердце биться научили?
 Я берегу в душе моей
 Неизъяснимые, живые
 Воспоминанья прошлых дней,
 Воспоминанья золотые.
 Тогда для вас я призывал,
 Для вас любил богиню пенья;
 Для вас делами вдохновенья
 Я возвеличиться желал;
 И ярко — вами пробужденный,
 Прекрасный, сильный и священный —
 Во мне огонь его пылал.
 Как волны, высились, мешались,
 Играли быстрые мечты;
 Как образ волн, их красоты,
 Их рост и силы изменялись —
 И был я полон божества,
 Могуч восстать до идеала,
 И сладкозвучные слова,
 Как перлы, память набирала.
 Тогда я ждал… но где ж они,
 Мои пленительные дни,
 Восторгов пламенная сила
 И жажда славного труда?
 Исчезло всё,— меня забыла
 Моя высокая звезда.
 Взываю к вам: без вдохновений
 Мне скучно в поле бытия;
 Пускай пробудится мой гений,
 Пускай почувствую, кто я!
                     
              14 ноября 1825

© Copyright: Елена Борисова

Иллюстрации получены из Интернета.
Литературные источники:
1. Афанасьев В. Жуковский. М., 1986. – (Серия «ЖЗЛ»).
2. Осокин В. «Его стихов пленительная сладость…»: В.А.Жуковский в Москве и Подмосковье. – М., 1984.
3. Языков Н.М. Стихотворения и поэмы. – Л., 1988. – (Библиотека поэта. Большая серия).
4. Литературные и памятные места Ленинграда. Л., 1976. – С.76 – 77.
5. Статья из Интернета «Александра Андреевна Воейкова».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИМЕНА, ПИШУТ ДРУЗЬЯ с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Пишут друзья. «Милый Сандрочек»: ко дню рождения Василия Андреевича Жуковского (1783-1852). Статья Е. Борисовой

  1. Людмила говорит:

    Как немного я знала о Жуковском! Какие драмы, переплетения судеб! Очень интересно, спасибо, Елена!

  2. admin говорит:

    Елена!
    Спасибо Вам огромное за статью.
    Было невероятно интересно узнать что-то новое. Я, как и Людмила, мало знала о Василии Андреевиче.
    Буду ждать Ваших новых статей!

    С уважением,
    Женя Ш.

  3. Елена Постоева говорит:

    Вновь рада Вашему появлению и интересному материалу, Елена! С теплом, Елена

  4. Елена говорит:

    Дорогие друзья, спасибо за прочтение «странички из жизни» стихотворца Жуковского и близких ему людей. Прошу прощения за свою невнимательность в результате спешки, в тексте выявлены мои опечатки: сестру Жуковского звали ЕКАТЕРИНА Афанасьевна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *