Первый прыжок. Проза А. Крохина

Прежде чем получить допуск к практическим полётам на планере, необходимо было выполнить обязательный прыжок с парашютом. Готовился к этому событию особенно тщательно. Мало было изучить устройство парашюта ПД – 47 и сдать экзамен, на подвесной системе научиться управлять куполом, отработать на тренажёре правильное приземление, но и морально подготовить себя к прыжку. Инструктором-наставником по парашютной подготовке была симпатичная девушка, Вологина Светлана – мастер парашютного спорта.
Первое испытание – прыжки с парашютной вышки, которая до сих пор существует и является одной из достопримечательностей и неотъемлемой частью самого красивого ансамбля — бакинского приморского бульвара. На вышке две площадки. Одна 25 — метровая, а другая, со стороны моря, на высоте 42 метра. Когда забрался по ступенькам на самую верхнюю площадку и осмотрелся вокруг, увидел море и пароходы, остров Наргин, фуникулёр и девичью башню, панораму города, уходящую в бесконечность.

Баку. Парашютная вышка на Приморском бульваре. Фото К.Кириллова

Баку. Парашютная вышка на Приморском бульваре. Фото К.Кириллова

Посмотрел вниз, и оказалось, что до земли гораздо дальше, чем представлялось. Снизу площадка казалась намного ниже. Пока ждал своей очереди, любовался красотами бульвара. По лабиринту водных каналов, под сводами искусственных мостов, катаются на лодках взрослые и дети. Недаром этот комплекс был назван маленькой Бакинской Венецией. Вековые деревья, цветущие кустарники и пальмы создавали неповторимую красоту паркового ландшафта. 75 — метровая парашютная вышка появилась в 1936 году и считалась самой высокой на территории Советского Союза.
Прыжками с вышки руководил весьма упитанный молодой парень, чуть выше среднего роста, плотного телосложения. Его неумеренная подвижность и говорливость противоречили его флегматичной внешности. Выпускающего звали Додик. Он подал мне подвесную систему. Я надел её на себя, пристегнул ножные ремни, грудную перемычку, а затем карабинами прикрепился к парашюту. Перед прыжком старался внешне ничем свое волнение не выдать. Выпускающий открыл дверцу и я прыгнул. Через несколько секунд — земля. Некоторые «старички» старались при отделении выполнить переднее сальто. В этот день прыгнул с вышки три раза.
— Если на парашютной вышке перед первым прыжком ощущал сильное переживание, то, что же испытаю, когда придется прыгать с самолёта, с большой высоты? – думал я,- Все равно прыгну!
Наконец, наступил долгожданный день — пятнадцатое мая, на который нашей группе был назначен первый прыжок с самолёта. Проснулся очень рано и обнаружил, что стрелка будильника передвинута на два часа вперед.
Мамина уловка: удержать меня дома и сорвать парашютный прыжок, не сработала. Первой утренней электричкой добрался до Забратского аэродрома. Из электрички на платформу вышли практически все, кому предстояло прыгать с парашютом. Кроме парашютистов были лётчики, инструкторы-парашютисты, авиатехники, радисты и водители автомашин.
Солнце показалось над горизонтом со стороны моря и своими лучами окрасило перистые облака в жёлтые и кирпичные тона. Справа и слева от асфальтированной дорожки зеленели кустарниковые посадки: инжирник, яблоньки и сосенки. Слева — небольшая спортивная волейбольная площадка, а по периметру разместились различные вращающиеся тренажеры для развития вестибулярного аппарата — лопинги, гироскопы и рейнские колёса.
При нашем приближении, с кустов шумно взлетели стайки молодых воробьёв, сделали круг над нашими головами и улетели в направлении здания СКП¹. Пустельга, слегка потряхивая крыльями и распустив хвост, уже зависла в воздухе, видимо, высматривая очередную жертву для своих птенцов. На фоне сплошь зеленой раскидистой ивы, у самого здания, контрастно выделялся совершенный черный с голографическим отливом скворец, украшенный крапинами белого цвета. Он сидел на ветке перед скворечником и старательно копировал выкрики пустельги, лай собаки, то вдруг выдавал серию невообразимых надоедливых скрипов и длинный протяжный свист, а то, словно извиняясь за неудобства, причинённые изысканному слуху слушателей, исполнял изумительнейшую флейту иволги.

Як-12-е на Забратском аэродроме.

Як-12-е на Забратском аэродроме.

Забратский аэродром относился к сельскохозяйственной авиации, но аэроклуб имел несколько своих помещений для укладки и хранения парашютов и специально отведённые стоянки для самолётов и планеров. Аэроклубу не разрешали учебно-тренировочные полёты и прыжки на этом аэродроме, в связи с непосредственной близостью пассажирского аэропорта «Бина», поэтому в выходные дни летать и прыгать с парашютом выезжали за пределы города. Организовывали и более длительные сборы, по 2-3 недели, с обеспечением питания и ночлега в различных городах Азербайджана.
На этом аэродроме я уже был, но очень давно. Когда учился в первом классе, 148 школы, наш классный руководитель Римма Порфирьевна организовала экскурсию на аэродром, где нам рассказывали о спортивной авиации, о героических лётчиках — воспитанниках аэроклуба, о том, что лётчики-спортсмены, овладевшие искусством высшего пилотажа на спортивных самолётах, нередко становились военными лётчиками, лётчиками-испытателями, пилотами гражданской авиации. После лекции мы смотрели, как лётчики поднимали в небо учебно-тренировочные самолёты По-2, делали круг над аэродромом и приземлялись. Лётчики в шлемофонах и комбинезонах казались нам существами из другой планеты.
Я приехал на аэродром осуществить первый этап своей мечты: прыгнуть с самолёта, а затем научиться летать. Погрузили парашюты в бортовую машину, а сами сели в клубный автобус, который через час доставил нас в степь – местечко под названием Пирекяшкюль, недалеко от Баку, за большим озером «Джейран Батан» у подножья горной гряды Большого Кавказа.
Степь и ближайшие гряды невысоких гор покрыты полынной и полынно-солянковой растительностью. Лето ещё не наступило, а трава от жары уже начала подсыхать и приобретать коричневатый оттенок. Многочисленные низкорослые полевые злаки, похожие на миниатюрную пшеницу, доставляют множество неудобств, цепляясь за носки. Обрывки прямоугольных колосков имеют отвратительную особенность при движении человека самостоятельно продвигаться по ноге, или внутри рукава вверх, нанося небольшие царапины.
Два самолёта ЯК-12, вылетевшие позже нашего отъезда, прилетели раньше, чем появились грузовик и автобус. Техники готовили самолёты к прыжкам, снимали правые двери, а вместо правых пилотских сидений укрепляли, специально для третьего парашютиста, деревянную тумбу.
Нас построили в шеренгу, объявили очерёдность. Первыми прыгали опытные парашютисты, вернее первым прыгал «Иван Иваныч». Это ласковое имя маленького пристрелочного парашютика с грузом, по результатам приземления которого определяется точка отделения парашютиста от самолёта с высоты 800 метров.
Самолёты один за другим поднимались в воздух. Рокот их моторов заполонял землю, то сердито нарастал, и самолёт устремлялся выше, то затихал после отделения последнего парашютиста. В небе раздавались глухие хлопки от раскрывающихся парашютов. Закрывая ладонями глаза от слепящих солнечных лучей, мы смотрели, как спортсмены управляли куполом, снижались, перед землей разворачивались по ветру на подвесной системе и приземлялись.

В свободном падении

В свободном падении

Один самолёт поднялся выше. От него отделилась темная точка, а через тридцать секунд в небе раскрылся белый купол. Это с высоты 2000 метров прыгнул Володя Шафиев – мастер спорта СССР. В свободном падении Володя выполнил шесть фигур. Управляя парашютом, он приземлился у квадрата, в котором находились все, кто уже выполнил прыжок и кому еще предстояло.
Наступила и моя очередь. Надел парашют, пристегнул запасной. На голову натянул каску. Инструктор внимательно проверил основной и запасной парашюты, тросики, резинки, фал. Он должен заметить все: малейшее нарушение правил монтировки парашютов и подгонки подвесной системы, состояние обуви и одежды, а также психологическое состояние начинающего парашютиста в эту ответственную минуту.
Подошли к приземлившемуся самолёту. Двигатель работал на малых оборотах, но вращающийся винт с силой гнал теплый воздух назад, обдувая лицо. Широкие штаны комбинезона хлопали, как полог палатки во время урагана. Пилот – Садрадинов Рамиз Аскерович жестом пригласил нас усаживаться в самолёт, при этом, его короткие, черные усики смешно топорщились из-под шлемофона, а рот расплывался в доброжелательной улыбке.
Двое парашютистов уселись на заднее сиденье, а мне выпало «счастье» расположиться на тумбе, рядом с лётчиком, спиной к приборной доске. Это был второй полёт на самолёте в моей жизни, да еще у снятой двери и, естественно, сердце билось сильнее и чаще, волновался, но старался ничем не выдать тревожного внутреннего состояния, улыбался и пытался шутить.
Пристегнули фалы к скобе над дверью. Взревел двигатель, самолёт быстро начал движение. Тело по инерции подалось вперед, и я даже не заметил момента отрыва самолёта от земли. Земля быстро стала удаляться. Впечатление было такое, будто самолёт застыл на одном месте, но набирал высоту. Глуховато рокотал движок, мелкая вибрация самолёта отдавалась в каждой клеточке тела. Далеко внизу, через открытую дверь, я видел наше поле-аэродром, автобус, людей. Самолёт накренился, развернулся и вышел на прямую линию.
Лётчик прокричал мне в ухо:
— Приготовиться!
Преодолевая сильное давление воздушного потока, вытащил ноги наружу и уперся ботинками в уголки деревянной ступеньки, правой рукой взялся за имитационное кольцо, левой держался за специальную скобу. За шасси и подкосом самолёта далеко внизу покачиваясь, проплывала земля, сам воздух казался объёмистым и плотным, ощущение такое, как будто находишься рядом с увеличительным стеклом, пройдя сквозь которое можно оказаться в другом измерении. Ждал команды. Наконец, лётчик похлопал меня по плечу:
— Пошёл!
Выпрямив тело, резко оттолкнулся от ступеньки. Только, когда ноги оторвались от самолёта, появилось подленькое желание вернуться обратно, но было уже поздно. В падении выдернул кольцо и, почти в то же мгновение, меня с силой встряхнуло, удар отдался во всем теле и, как будто, подбросило вверх. Купол раскрылся, и я неподвижно повис между землей и небом.
parashutУдивительная тишина. Посмотрел на купол. По тугой, вздувшейся ткани пробегало быстрое трепетание. Все было в порядке. К полному спокойствию, наступившему сразу, после осознания, что спускаюсь под куполом парашюта, добавилось ощущение радости и счастья от сданного сейчас экзамена. Осмотрелся, нашёл площадку приземления, убрал кольцо в кармашек, удобнее уселся в подвесную систему и начал тянуть лямки, чтобы развернуться в нужную сторону, по ветру. Я смотрел вверх на других снижающихся парашютистов, по сторонам и вниз. Пора готовиться к приземлению, земля приближалась. Ветра почти не было. Почувствовав лицом, теплое дыхание земли, вытянул и напряг полусогнутые ноги. Приземление было мягким.
По полю бегал наш инструктор-парашютист Виктор Павлович Иванов с мегафоном. Пробежал мимо меня.
— Погодка хорошая, – довольным тоном произнес он и, не дожидаясь моего подтверждения, закричал в мегафон снижающемуся парашютисту:
— Ноги, ноги вместе держи, ноги вместе!
Команда была принята вовремя, и парашютист приземлился по всем правилам. Пока собирал в сумку парашюты, ко мне подъехал на велосипеде незнакомый паренёк и спросил:
— Дяденька, а вам не страшно прыгать из самолёта?
Вместо ответа на его вопрос, я задал ему встречный:
— А тебе, сколько лет?
— Пятнадцать. – ответил он.
— Ну, а мне шестнадцать! Дяденька! — и мы оба рассмеялись. – Немного страшновато, но в том-то и суть парашютного спорта – победить свой страх и выполнить программу прыжка. Дружба с белым куполом воспитывает в человеке смелость, решительность, стойкость и отвагу. Так что через годик милости просим в нашу компанию.
Взвалил тяжелую сумку на плечо и направился к месту сбора и укладки парашютов. Мы поздравляли друг друга с первым прыжком. В этот день совершил свой первый прыжок мой друг — Володя Насуля. После прыжков, каждому вручили значок парашютиста. Все из нашей группы выполнили прыжок. «Отказников»² не было. Мы наперебой делились радостью первого прыжка. Некоторые хвастались, что нисколечко не боялись, но я этим утверждениям не верил.
Решил на следующий день еще раз прыгнуть. Уложил свой парашют в ранец, заполнил формуляр. Дома, мама и бабушка ждали моего возвращения и очень обрадовались, увидев меня живым и невредимым.

А.Крохин (в центре с белой каской) с группой парашютистов перед прыжком с самолёта АН-2.

А.Крохин (в центре с белой каской) с группой парашютистов
перед прыжком с самолёта АН-2.

В аэроклубе желание планеристов прыгать всячески поощрялось, и я в полной мере воспользовался этим обстоятельством в дальнейшем; за время спортивного периода, как планериста и инструктора-лётчика, выполнил три сотни прыжков с парашютом.

¹ СКП – стартовый командный пункт.
² «Отказниками» называют начинающих парашютистов, которые по тем или иным причинам не могут преодолеть страха перед большой высотой и отказываются совершить ознакомительный прыжок.

© Copyright: Александр Крохин

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

13 комментариев: Первый прыжок. Проза А. Крохина

  1. Галина Дриц говорит:

    С большим удовольствием прочитала и задумалась: а смогла ли я вот также, как Вы, рискнуть, прыгнуть в неизвестность? Скорее всего, нет и потому восхищаюсь! Как всегда, очень интересно всё описано, и про птичек не забыли, спасибо за доставленное удовольствие, дальнейших успехов в творчестве!

    • Александр Крохин говорит:

      Зная вас много лет, я думаю, вы могли бы прыгнуть с парашютом, были бы соответствующие условия. Знаю многих хрупких девушек, которые прыгали и, в дальнейшем, достигали больших результатов в спорте.

  2. Елена говорит:

    Самый лиричный очерк из всех, прочитанных мною на сайте ЛИТО! Честно говорю, даже не ожидала подобного «водопада» чувств и переживаний от такого серьёзного автора, как Александр Крохин. Даже прежние пейзажные зарисовки не были столь эмоциональны. Сколько тонких замечаний, острых наблюдений! Александр вспомнил и приятную внешность инструктора, и волнение матери с её милой попыткой предостеречь сына от опасной ситуации. А забавное описание поведения и облика Додика! Нельзя не обратить внимание и на чудесные картины пейзажей, как замечательно это облечено автором в литературную форму! Вместе с Александром чувствуешь и «тёплое дыхание земли» после зависания «между небом и землёй». Заставляет обратить на себя и увлечение юным парашютистом искусством фотографии, если некоторые из фото сделаны самим Александром. Паренька «с белой каской» я рассмотрела, он очень симпатичный и решительный. Нельзя передать в комментарии моего искреннего восхищения этим очерком, это очень высокий класс…

    • Александр Крохин говорит:

      Когда я пришёл в Аэроклуб, мне было всего 15 лет и учился в 9 классе. А по-поводу серьёзности, могу добавить высказывания мамы соседям; подслушал как-то, нечаянно:
      — Ох, и серьёзный стал, успеваемость повысилась, много книг разных читает. Пусть летает и прыгает, главное не курит и друзья у него хорошие, не анашисты какие-нибудь. Вечно занят, думает поступить на работу, а среднее образование в вечерней школе можно получить.
      Я рад, что вам приятны мои рассказы, может быть следующие тоже понравятся.
      С уважением, Александр.

      • Елена говорит:

        Александр, спасибо за ответ. Рассказы и по темам разнообразны, и содержательны, и написаны прекрасно, у Вас есть собственный стиль. Если уже издана книга Вашей прозы, я очень рада, потому что это настоящая документально-художественная литература, и поищу её в интернет-магазине «ОЗОН». Надеюсь, что Вы готовите к изданию новую книгу, включив в неё очерки этого года. С уважением, Елена.

        • Александр Крохин говорит:

          Добрый день, Елена! Книга к изданию почти готова, корректор проверил, дал «добро». Я проверяю последние штрихи и возможные технические ляпы. Буду надеяться, что в этом году книгу издадут.
          С уважением, Александр.

  3. Евграф говорит:

    Александр Николаевич! С интересом прочла Ваш рассказ о первом прыжке. Прекрасное изложение! Всегда любуюсь Вашим слогом и грамотностью. Спасибо!
    Е. Р.

  4. Светлана Вологина (Бороздина) говорит:

    Да. Саша, напомнил мне времена, давно ушедшие. Мне очень нравится твоё творчество. Красивые описания первого прыжка, Забратского аэродрома. Это напомнило мне мои ощущения моего первого прыжка. Единственное замечание -первый прыжок осуществлялся с принудительным (автоматическим) раскрытием. Ну это не существенно особенно для несведущих. А в остальном все здорово.

    • Александр Крохин говорит:

      Добрый вечер, Света! Рад, что и бакинцы подключились. Твоё замечание не принимаю, так как я написал, что взялся за имитационное кольцо, а затем его выдернул. По правое плечо от меня — Роткина Валя, по левое — Вологина Карина, твоя сестра. Это, как раз, те две миниатюрные девушки, которые были влюблены в небо, но из-за малого веса, с ними вечно случались неприятности: то вместо снижения, парашют тащил их вверх, то в ежевичник со змеями приземлялись. Есть, что вспомнить.

    • Александр Крохин говорит:

      Прощай Света! Пусть земля тебе будет пухом и Царство небесное! Ты так и останешься навсегда в моём сердце и памяти как хороший друг и мой первый парашютист-инструктор.

  5. Александр Крохин говорит:

    Спасибо, вам, Евгения Рафаиловна! Мне кажется, вы одна из самых основных моих читателей и вдохновителей. После ваших слов, мне уже стыдно будет планку низко держать.
    С уважением, Александр.

  6. Евграф говорит:

    Александр Николаевич! Только вперёд! Выше, дальше!!
    Мы все Вас ценим как писателя, уважаем как интересного и интересующегося человека, не равнодушного к жизни.
    Е.Р.

  7. ГАЛИНА говорит:

    Александр Николаевич, как всегда -браво!
    Очень понравилось. Читая ваш рассказ невольно вернулась мыслями в юность, мне всегда очень хотелось прыгнуть с парашютом, но так и не довелось, жаль…
    Пыталась вам звонить, не дозвонилась. Как ваши дела?
    С уважением, Галина М.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *