Поединок с «тигром». Проза Ю. Петрова

12 июля 1943 года произошло решающее танковое сражение под Прохоровкой, которое имело переломное значение в Великой отечественной войне 1941 — 1945 г. г.

ПОЕДИНОК С «ТИГРОМ»

Посвящается герою-артиллеристу, полковнику в отставке
Николаю Георгиевичу Акулову.

Школьные мечты
Кого из мальчишек в 14-15 лет не захватывали мечты, фантастические приключения, героические подвиги, удивительные истории? Уверен, что таких ребят нет. А тут недавняя эпопея с ледоколом «Челюскин», полёты наших отважных лётчиков в Арктику для спасения челюскинцев и папанинцев, беспримерный перелёт Чкалова, Байдукова, Белякова через Северный полюсв Америку на одномоторном самолёте. Газеты пестрели фамилиями: Ляпидевский, Молоков, Водопьянов, Каманин, Доронин, Слепнёв и другие.
О них писали, говорили по радио, на митингах на работе и в школах. В магазинах продавались деревянные самолётики зелёного цвета, похожие по форме на настоящие, которые с помощью резины можно было запустить в воздух. Всё это пробуждало энтузиазм и будоражило детскую фантазию. Всем мальчишкам хотелось быть похожими на этих отважных лётчиков.
Эта волна героических событий не обошла и москвича Колю Акулова. Сначала он мечтал о флоте, потом хотел стать лётчиком, конечно таким, как Чкалов. Но реальность оказалась сильнее. В 16 лет, в 1939 году он с друзьями в 4-ю специальную артиллерийскую школу. Ладная военная форма с артиллерийскими петлицами и красивым ремнём со звездой очень шла симпатичному юноше. Коля ещё в школьные годы готовил себя к суровым испытаниям и закалялся физически и морально по своей собственной методике.
К учёбе и службе в спецшколе Николай относился серьёзно и добросовестно, бывал в нарядах, на стрельбах, в лагерях. Довелось шагать и в легендарном строю на московских военных парадах, до войны, конечно. Это была лучшая пора в его жизни.
Война! Страшное слово. Она застала Николая под Рязанью, где он находился в лагерях на учениях. Жизнь спецшколы круто изменилась. Всё подчинилось военному времени и военному распорядку. В один момент изменились взгляды на жизнь. Юноши сразу повзрослели, стали мужчинами. Они почувствовали в себе серьёзную ответственность за судьбу Родины, за судьбу своих близких. Усиленная учёба, рытьё окопов, дежурство на крышах домов во время бомбёжек, тушение пожаров, работа на погрузке при эвакуации оборонных заводов – всё выполнялось с предельным напряжением сил. Парни, порой, засыпали на ногах. И все рвались добровольцами на фронт. Но, согласно приказу, школу отправили на восток, во 2-е Томское артучилище.

Курсанты
Здесь я должен сделать небольшое отступление от главной темы. Будучи школьником, Николай много читал и увлекался стихами. А источником этого увлечения были учителя русского языка и литературы Анна Семёновна Чинючина (в школе) и Александр Васильевич Рождественский (в спецшколе). Они познакомили Колю с творчеством русских писателей и поэтов Державина, Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Некрасова, Толстого, Есенина и многих других русских и зарубежных писателей. Но главное состоит в том, что они поняли тонкие душевные струны мальчика и сумели настроить их на любовь к литературе и, особенно, к стихам. Коля много стихов знал наизусть, декламировал их на школьных вечерах, выступал в клубной самодеятельности и даже участвовал в заключительном концерте 10-го Всеармейского смотра художественной самодеятельности, после которого был положительно отмечен в газете «Советская Сибирь». Свои стихи он начал писать ещё до войны. Это о Николае как о художнике. Когда я создал в Лобне литобъединение «Ладога», он первый пришёл на первое занятие. Однако вернусь к главной теме.
Был приказ отправиться в Томск. По команде быстро собрали, строем дошли до Казанского вокзала, с ходу, по взводам погрузились в теплушки с нарами, получив предварительно сухой паёк и матрацы, набитые сеном.
Нелегко покидать город, в котором родился, вырос и где прошли твои лучшие годы, где остались родные и друзья, где остался прощальный взгляд любимой. Но война не знает жалости. И печальные мысли вытесняются мыслями о подготовке встречи с врагом и боевой обстановкой. Под Москвой эшелон не раз бомбили, но всё обошлось благополучно. Миновали русскую матушку-Волгу, позади остался Новосибирск. Поезд повернул на юг, на Барнаул, за ним Бийск (Алтайский край) – первое место назначения. Здесь пришлось увидеть исхудавших от страшного голода, эвакуированных ленинградцев, детей с тёмными кругами под глазами, похожих на живую тростиночку. Глядя на них, сердце обливалось кровью, и не было иных чувств, кроме неистребимой ненависти к врагу. Здесь курсанты сдавали свою кровь в госпитале раненым бойцам и командирам, уже побывавшим на фронте.

Томское артучилище (ТАУ-2)
Взводу курсантов, в котором был Николай Акулов, «достался» командиром лейтенант Висящев, небольшого роста, подтянутый офицер с карими глазами, в которых постоянно «играли чёртики». Он был отличным спортсменом и не терпел курсантов со слабой физической подготовкой. Безукоризненно владея любым спортивным снарядом, он требовал такой же подготовки от всех курсантов. Он гонял курсантов до седьмого пота, до максимальной отдачи сил, пока не добивался от каждого почти автоматического выполнения того приёма или задания, которые были необходимы в боевой обстановке. При этом он обращал внимание не только на быстроту и чёткость выполнения, но и на смекалку курсанта, и не жалел времени на разъяснения и личный показ.
Нерадивость и неловкость всегда сопровождались крепкими и хлёсткими словами лейтенанта. Его боялись и уважали. Гимнастёрка Висящева всегда была пропитана потом. Он не знал усталости и работал, как машина, на предельной скорости. Даже физически подготовленные курсанты удивлялись, откуда в этом небольшом, сухопаром лейтенанте столько энергии и воли. В общем выжал он из курсантов всё, что только можно было выжать. Хватили они лиха с этим командиром. Но зато он научил их многому. Закалка была настоящая. Всё это оправдалось потом на фронте.
В начале февраля 1943 года уже молодым лейтенантом, с двумя кубарями в петлицах, бывший курсант Николай Акулов отправлялся из Томска на фронт. Ехал он со своими товарищами-лейтенантами уже не в теплушке, а в пассажирском поезде. До Москвы, казалось, поезд не ехал, а летел, как птица. Кратковременная остановка в столице. Невыразимо радостная встреча с родными, и до боли печальная разлука, когда уезжал на фронт.

«Тигры» под Прохоровкой
Из штаба 21-й армии группу молодых лейтенантов, в которой был Николай Акулов, направили в штаб 51-й гвардейской стрелковой дивизии, расположенной в селе Кочетовка. А оттуда Николая Акулова и ещё двух лейтенантов из Томского артучилища послали в 122-й гвардейский полк.
Бесконечные, казалось, фронтовые дороги, которыми молодые лейтенанты добирались до своего полка, испытали их на прочность сполна и бомбами, летящими с «Юнкерсов», и пулемётными очередями с «Мессершмидтов», и артобстрелами. Так что в полк они прибыли уже ознакомившись с некоторыми сторонами фронтовой жизни.
Начало июля 1943 года. Лейтенант Акулов – командир огневого взвода, уже неоднократно побывавший в жарких боях, показавший себя стойким, снайперски точным артиллеристом, который не раз отражал танковые атаки врага. Его взвод был поставлен командиром полка на один из ответственных участков обороны в районе Прохоровки. Немцы, прощупывая прочность наших позиций, периодически проводили танковые атаки. В последнее время они всё чаще и чаще вводили в бой свой новейший, тяжёлый танк «Тигр» с непробиваемой лобовой бронёй и мощной пушкой. В один из дней батарея противотанковых орудий, которой командовал лейтенант Акулов, отразив две атаки немецких танков, вела тяжёлый бой с очередной группой танков, которая состояла из десяти машин. Среди них Николай через бинокль отчётливо увидел два тяжёлых танка «Тигр». Стреляя на ходу из орудий, немецкие танки на средней скорости приближались к позициям нашей батареи. Но вот один из снарядов разорвался на левом фланге батареи.
Орудие замолчало. Оставив заместителя командовать боем, Николай что было сил по ходам сообщения побежал на левый фланг. Из всего боевого расчёта орудия жив был один заряжающий. У него текла кровь из левой руки. Но ранение было лёгким, и он остался в строю. Осмотрев пушку, Николай понял, что она исправна и готова к стрельбе. Быстро взглянув в бинокль на панораму  боя, он увидел, что более половины танков с двумя «Тиграми» повернули на их замолчавший фланг. Нельзя было терять ни одной секунды. Вдвоём вытащив орудие на прямую наводку и зарядив бронебойным, Николай уже хотел было сделать выстрел, но вовремя осёкся: теперь невооружённым глазом было видно, что танки противника перегруппировались. Впереди шли «Тигры» с могучей неприступной лобовой бронёй. За ними под их защитой в колонне, не отставая от «Тигров», шли четыре средних танка. Николай видел, что его заместитель основной огонь орудий направил на группу танков, которая шла на левый фланг батареи, то есть, на него. В это же время он заметил, как вспыхнул и остановился один из танков этой группы. Танки сбавили скорость, но один из «Тигров», набрав максимальную, нёсся прямо на орудие Николая. Нервы заряжающего не выдержали, и он, бросив снаряд на бруствер с песком, побежал от орудия. «Стой, подлец, застрелю! – неистово закричал Николай и выхватил из кобуры «ТТ». Заряжающий остановился, увидев направленный на него пистолет и искажённое злобой лицо командира.
Бледный, как мел, он вернулся к орудию. «Готовь снаряд!» — волевым голосом приказал Николай, пряча пистолет и не отрывая взгляда от приближающегося громадного танка. До этой движущейся на предельной скорости «горы» оставалось уже не более 400 метров, и время шло теперь не на минуты, а на секунды. Оно, как будто, даже и не шло, а остановилось. Николай не стрелял, он ждал. Он ждал, и холодный пот всё больше и больше выступал на его бледном лице. Не может быть, чтобы на пути этой махины не встретилось препятствие, которое заставило бы повернуть её хотя бы на 40, 50 градусов, чтобы эта лавина смерти показала свою гусеницу или бензобак.
Всего несколько секунд. И такие несколько секунд были отпущены Николаю судьбой. Водитель «Тигра» вдруг резко затормозил, видимо, перед попавшимся на пути бугром или крупным камнем, но не стал поворачивать танк, а на сниженной скорости просто наехал на препятствие одной гусеницей и довольно сильно накренился, приподняв и оголив её на несколько секунд. Собрав себя в комок энергии, уверенности, умения, бесстрашия и ненависти одновременно, Николай сделал выстрел. Он знал, что попал туда, куда целился, потому что у него было такое чувство, как будто он летел вместе с тем снарядом, которым поражал врага.
«Тигр» завертелся на месте с сорванной гусеницей. Вторым снарядом Николай точно угодил в бензобак. Стальная крепость вспыхнула как громадная свеча. Экипаж вывалился из танка и был уничтожен пулемётным огнём. Остальные танки повернули назад. За этот подвиг гвардии лейтенант Николай Акулов был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

© Copyright: Юрий Петров

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Поединок с «тигром». Проза Ю. Петрова

  1. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Серьёзное, сильное авторское произведение. О человеке объективно рассказано, характерные особенности довоенного и военного времени хорошо дополняют обстановку, бой с тигром описан с полным пониманием происходящего. Эта проза — она вообще масштабна. Через образ отдельного героя вырисовывается картина очень важного и трудного периода жизни для нашей страны. И не только для неё…

  2. Александр Крохин говорит:

    Читал на одном дыхании, словно сам был у этой пушки и целился во врага. Это описание подвига Николая Акулова как две капли воды похоже на историю боя моего отца. Только отец после подобного боя четыре месяца в госпитале залечивал раны от разорвавшегося снаряда. Ни один подвиг наших солдат и офицеров не должен быть забыт и Юрий Васильевич обессмертил имя одного из героев.
    С уважением, А.Крохин.

    • Евграф говорит:

      Верно, Александр Николаевич! Николай Георгиевич Акулов был жителем нашего города, одним из первых пришёл в литобъединение, печатался в первых коллективных сборниках «Чайки над Лобней». И сегодня мы вспоминаем нашего героя войны. Его родственники живут у нас в Лобне.
      А Вы не знали Николая Георгиевича?
      Е.Р.

  3. Евграф говорит:

    Светлана, спасибо за яркую, профессиональную оценку этого прозаического произведения Юрия Васильевича!
    Е.Р.

  4. Людмила говорит:

    Только в критической ситуации узнается — на что человек способен… или неспособен… Как часто цена геройству, подвигу — жизнь. Человек, зная это, совершает Поступок. Обстоятельства, воля, характер? Все вместе, наверное.
    Реальная, невыдуманная история. И яснее понимаешь, почему мы 9 мая празднуем победу — благодаря силе русского характера! Рассказ Юрия Васильевича — об этом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *