Серёгино чувство. Проза А. Петрова

Эта весна, по мнению Серёги, не задалась как-то сразу. Вместо того, чтобы обрушиться на город, на его жителей океаном Средиземноморской жары, чтобы растопить сугробы уже не белого, а какого-то пепельного цвета, снега, она нерешительно топталась на пороге, то распахивая, то опять закрывая калитку, целых пять недель. И это начало уже всех раздражать.
Но однажды, как раз накануне его совершеннолетия, Серёга, как и весь город, проснулся от громкой барабанной дроби весенней капели по оконным отливам и от гулких, похожих на отдалённые взрывы, ударов последних снежных глыб, сползающих с крыш и падающих на пока ещё пустые тротуары. В это время настойчиво зазвонил будильник. Надо было вставать и собираться в школу. Он подошёл к окну и выглянул на улицу. Немногие машины мчались по полупустым улицам в свете сереющего утра и под светом, вытянувших свои длинные, как у жирафов шеи, фонарей освещения, льющих свой свет из циклопьих глазниц. Занимался новый день. Впрочем, он не обещал ничего особо нового – опять школа, уроки, секция…
Наскоро позавтракав вчерашней кашей, которую мать оставила, уходя в ночную смену на работу, (отец был в командировке), он отправился в школу. На подходе, когда в свете раннего утра нарисовался её корпус, он почувствовал лёгкое беспокойство. Было такое ощущение, что за ним кто-то наблюдает. Он оглянулся по сторонам, но не увидел ничего необычного – со всех сторон по улицам, к школе стекались жидкие ручейки школьников, идущих кто с охотой, кто поневоле за знаниями. Впрочем, оно исчезло, стоило ему окунуться под козырёк школы и далее в глубину её коридоров, кому-то представляющимися бесконечными лабиринтами, но для них, школьников-десятиклассников, они были землёй исследованной. Чувство того, что на него кто-то смотрит вернулось, когда он поднимался на третий этаж, к дверям своего, ставшего уже родным 10-го «Б», здороваясь по пути с одноклассниками и с ребятами и девчонками из параллельных классов и кое с кем из классов младше, знакомым по общественным или спортивным делам. Чувство беспокойства пропало, стоило ему войти в коридор.
В дверях класса он столкнулся со старостой Танькой Болотовой. Она выглядывала в коридоре классную руководительницу Анну Ивановну, которая должна была вот-вот появиться, чтобы получить от старосты ответы на дежурные вопросы.
— Привет, Танюха!
— И тебе не хворать, Серёга? Как делишки? Как тебе сегодняшний потоп?
— Да, ну его! Пока дошёл до школы, два раза попал в лужи, боюсь, ноги промочил…
С этими словами он прошествовал на «камчатку», на своё место, на последней парте возле окна, где уже сидел, делая домашнее задание Васёк Макеенко, его дружок с первого класса. Как всегда, у него не хватило на это дома времени, и вот он навёрстывал упущенное.
— Привет, дружище!
— Привет, Серёга! Ты домашку по математике сделал? – и, получив подтверждение:
— Дай списать. Вчера с Иваном резались в карты с мужиками в нашем дворе, до позднего вечера, надеялись денег выиграть для поездки в Ростов на матч со «Спартаком». Вроде выиграли! Но домашнее задание не сделал…
Серёга дал ему тетрадку, в этот момент раздался звонок.
Да, теперь он уже приходил в школу, как степенный ученик, к самому звонку, а не так как раньше, несколько лет назад. Когда он с друзьями приходил в школу за час до начала занятий с одной целью – погонять в коридоре мячик. И вовсе неважно, каким он был — от большого тенниса, от пинг-понга, просто резиновый… Главное, чтобы он был и были друзья, для того, чтобы устроить матч-турнир. Им было легко и весело! Какие тогда были сражения!
Сегодняшние занятия шли своим чередом, менялись преподаватели, менялись дисциплины, а Серёга задумчиво поглядывал в окно. Ему никак не удавалось сосредоточиться на предметах. Всё его сознание занимал вопрос, что же это было за чувство утром? За весь день оно вернулось к нему лишь однажды, когда он с Васьком и Иваном отправились на большой перемене в школьный буфет. Опять, как будто укол он почувствовал, когда стоял в очереди. Но, как и утром, оглянувшись, ничего и никого он не заметил. Это было так странно, что он решил пока ничего не рассказывать друзьям.
Ну вот, отзвенел последний на сегодня звонок, оповещающий о том, что занятия закончены и, можно заняться подготовкой к вечернему турниру по мини-футболу. На турнире должны были присутствовать команды всех шести школ города и обещали ещё быть пара команд из соседнего посёлка. Так что турнир должен был быть представительным. Поэтому, следовало подготовиться хорошо, и он, в компании своих лучших друзей, закончив уборку класса после дневных занятий, так как сегодня была очередь Ивана дежурить, и они вместе, быстро управившись, отправились в спортзал на тренировку, что позволило ему на время забыть о мучившем весь день вопросе.
Тренировка растянулась на целых два часа. Тренер был в ударе! Он решил опробовать новую схему расстановки, и поэтому долго тренировали синхронность действий. Делали они это с охоткой, хотя и не были уверены, что она, эта схема, пригодится. Но, зная своего тренера, любителя тактических схем, можно было быть уверенным, что когда-то она будет им опробована в игре. Он был увлечённым человеком, недавно закончившим институт физкультуры, со специализацией – тренер по футболу, чем очень импонировал парням, так как они тоже были фанатами футбола. Словом, ребята и учитель нашли друг друга.
После тренировки (школа была сравнительно недалеко от дома) он, сговорившись с Васьком, что тот зайдёт к нему за полчаса до начала турнира, чтобы вместе прийти в ДК «Маяк», где турнир должен был проходить, помчался домой. Надо было сделать по-быстрому уроки, помочь, если потребуется матери и ещё написать письмо старшему брату, который служил на границе с Китаем. Служить ему оставалось ещё полгода, поэтому Серёга считал, что братская поддержка, не будет лишней. Тем более, надо было сообщить, что он приглядывает за любовью брата, Светкой Сысоевой, и ничего предосудительного пока за ней не заметил.
За домашними хлопотами время прошло незаметно. Пришёл Васёк, и они отправились в ДК. За прошедшие часы чувство, вызвавшее утреннюю настороженность, притупилось, но вспыхнуло с новой силой, едва он вошёл в спортзал. И опять он начал оглядываться по сторонам, но кроме зрителей, расположившихся вдоль стен, в зале не было никого. Значит, от кого-то из них шёл этот ментальный сигнал. К сожалению, ему надо было настроиться на игру, и он отогнал мысль об источнике беспокойства. Всё, впереди их ждал турнир по кубковой системе, «на вылет», и мысли устремились туда.
Первую игру команда Серёги выиграла без труда и стала ждать своего соперника по полуфиналу. Выиграв свой матч, на них вышла команда из 5-й школы, их извечный соперник на протяжении последних трёх лет. В этот раз, в полуфинальной игре, соперники оказались сильнее, и финал Серёга смотрел с небольшого возвышения у стены. Как и в перерыве, после первой игры, сидя сейчас, он наблюдал больше не за матчем, а пытался выяснить, кого же так заинтересовала его особа, что ему временами было неуютно? В один момент ему показалось, что он вычислил объект. Это была какая-то девчонка. Было ощущение, что он её где-то видел, но знакомы они точно не были. Когда он поймал её взгляд, она сразу опустила глаза, и постаралась укрыться за спинами других болельщиков. Серёгу это заинтриговало, но вскоре чувство пропало, и как он не пытался отыскать глазами эту девчонку, это ему не удалось. Турнир закончился поздним вечером победой их соперников, что хоть немного утешило Серёгино сердце, ведь как — никак проиграли самой сильной на этот день команде. Так закончился этот, насыщенный событиями, день.
Утром следующего дня, а была суббота, он шёл в школу с намерением узнать, кто же она, эта мельком виденная девчонка? По расписанию сегодня было только четыре урока, но в этот день он был дежурным по классу и вырваться после уроков, чтобы прошвырнуться по этажам, с целью встретить её, не получилось. А расспросить одноклассниц он не мог, так как не имел точного описания. Так, промаявшись невозможностью разрешить загадку, и закончил он очередной учебный день. По домам отправились, договорившись с Васьком о вечернем выходе на танцы.
Встретились друзья возле ДК за полчаса до начала и Васёк отправился искать возможность получить контрамарку, чтобы не платить за вход (у него здесь были свои люди и связи, так как его мама работала в этом же дворце культуры киномехаником и они часто пользовались этой возможностью сэкономить). Серёга остался ждать его на крылечке, оглядывая, любопытным взглядом молодёжь, стекающуюся на танцы. Вот из-за угла вывернула компания из трёх подвыпивших парней, один из которых уже почти полгода как пришёл из армии, но до сих пор не работал, бил баклуши, как он любил повторять. Из родителей у него была только мать, которая уже не могла приструнить своего великовозрастного балбеса, а от участкового он пока отделывался отговорками и обещаниями, что скоро устроится на работу. Парни, проходя мимо, по какой-то им одним понятной причине, решили его задеть. Толи их не устроило, что он не посторонился при их приближении, толи его расслабленный вид вызвал их недовольство, так как им — то было весело, толи им просто нужен был предлог, чтобы подраться и выместить хоть на ком-то своё недовольство миром, но они стали угрожающе окружать Серёгу. Он немного знал эту троицу, и надеялся, что как-то миром ему удастся разойтись с ними. Ещё расчёт был на то, что появится Васёк и они немного угомонятся, когда поймут, что он не один. Но дружка всё не было, а ситуация стала выходить из-под контроля. Из словесной перепалки она стала перерастать в толчки и предложения пойти за угол поговорить. Серёга понял, что драки ему избежать вряд ли удастся.
Вот тут, кстати, он и вспомнил науку уличной драки, которую преподавал ему отец, когда бывал в подпитии. Он её вынес из своего сурового военного детства, когда надо было постоять за себя и своих друзей в битвах с парнями с соседних улиц, в отстаивании прав на девчонок с их улицы. Опять же, необходимо было быть готовым отбиться от желающих отобрать продукты, которые он носил из магазина, отоварив карточки.
Отец учил, что нельзя никого запускать за спину, её надо прикрывать хоть стеной, хоть столбом. И ещё, он говорил, что при невозможности избежать столкновения, надо брать инициативу в свои руки, вычленять из группы атакующих вожака, и, не обращая внимания на задир-«шестёрок», бить первым вожака, вкладывая в удар всю силу, и бежать, отрываясь от хулиганья. Да, именно бежать, так как пока они очухаются, пока кинутся в погоню, можно будет оторваться и выйти из драки с минимальными потерями. Потому что противостоять двум-трём-четырём, даже подвыпившим парням, под силу только тренированному борцу или боксёру, а им Серёга, к сожалению, не был.
Поняв, что главенствует в этой троице как-раз тот парень, отслуживший в армии, он принял решение и, вложив всю силу в удар, ударил его в колено, чтобы хоть его вывести из строя, выровняв немного положение. И побежал. Удар пришёлся чуть ниже коленной чашечки, вожак схватился за ногу, а Серёга рванул, что было сил, мимо двух других, опешивших от такой наглости, парней. И всё могло бы получиться, но предательский ледок в водяной луже сломал все его планы. Серёга поскользнулся, не удержал равновесие и упал прямо в лужу. Пока он поднимался, отряхивался, троица пришла в себя, бросилась в погоню и настигла наглеца, посмевшего дать им отпор. Завязалась драка, в которой у него было мало шансов. Он уже краем глаза заметил, что от ДК к нему бежит Васёк, но в этот момент пропустил удар и упал. Мелькнула мысль, что сейчас будут бить уже по-взрослому, ногами. Но в этот момент, откуда ни возьмись, к группе дерущихся метнулась какая-то тень.
Серёга заметил только красное пальто, вязаную шапочку, из-под которой выбивались тёмно-русые волосы и огромные, а может ему так показалось, что они огромные, карие глаза. Да, это была та девчонка, с которой он вчера один раз встретился взглядом. Фурией она налетела на парней и смяла их своим напором, отвлекла на себя, вцепившись в вожака хулиганов, закричала так, что наверно, перед этим криком стушевалась бы и сирена химической тревоги, которая звучала иногда в их районе, когда проводились учения по Гражданской обороне. Её внезапное появление и нападение привело парней в замешательство, они остановились и в этот момент, подбежавший Васёк, прикрыл лежащего на газоне дружка. Злоба, которая переполняла троицу, немного улеглась и они, оставив Серёгу с Васьком и девчонку, сплёвывая кровь из разбитых у одного носа, у другого губ (всё-таки досталось и им), отправились в сторону автобусной остановки.
Это была Валька Русанова из 8-го «В» класса. Нет, тогда он этого ещё не знал, всё выяснилось позже. А сейчас она стирала с Серёгиного лица следы крови, досталось ему солидно, и как-то по-бабьи причитала, и плакала, сама перепугавшись до смерти и своей смелости, и крови, и следов побоев на лице. Но Серёга, хотя и слышал ее голос, но ничего разобрать не мог, так как голова кружилась, в ушах гудело, и всё из-за пропущенного удара. Вдобавок один глаз заплыл от огромного фингала, а второй слезился. Ну, в общем, картина была ещё та!
Валька попала в их школу только перед вторым полугодием, когда её отца, офицера радиоэлектронных войск, перевели в этот город из части, расположенной на границе с Афганистаном, по плановой замене. Всё её детство прошло в маленьком гарнизоне возле города Мары в Туркмении. И она пока что привыкала к новому месту, налаживала отношения с одноклассниками, привыкала к новым требованиям в школе, потому что уровень подачи знаний, а, следовательно, и требования, были другими. Она была твёрдой хорошисткой и в отличники не стремилась, как некоторые другие девочки из её класса. Её больше интересовали рисование и уроки домоводства. Вот там она отдавалась всей душой и была одной из лучших, потому что мама научила её уже многому из того, что умела сама.
Серёгу, паренька из 10-го «Б» класса, она приметила сразу после своего выхода с зимних каникул. Он приглянулся ей: высокий, русоволосый, выгодно выделяющийся среди многих других десятиклассников, спортсмен, отличник и так дальше. В её глазах перечень его достоинств этим не исчерпывался, но для понятия того, почему она выбрала его, как объект своего обожания, этого было вполне достаточно. Природная скромность и девичья гордость не позволяли ей подойти к нему с предложением дружбы в школе. В те годы это было редким явлением. Вдруг бы он истолковал её намерения превратно или посчитал распущенной девушкой, а познакомиться ближе, не было другой возможности. Ведь родители пока её на танцы не отпускали, общественных или школьных дел у них совместных не было никаких. Вот и оставалось ей наблюдать за ним со стороны, ожидая удобного момента для знакомства.
И вот такая возможность представилась. Конечно, она не ожидала, что это произойдёт при таких обстоятельствах. В голове она прокручивала разные планы для встречи и начала разговора, а вышло всё неожиданно и стремительно.
Валя возвращалась из библиотеки, по пути зайдя к однокласснице Тане Колмаковой, чтобы взять выкройку для блузки, когда возле ДК увидела эту драку. Ни секунды не раздумывая, она кинулась в гущу дерущихся парней, сама не ожидая от себя такой смелости. И этот её безрассудный поступок был вознаграждён, подвыпившая компания удалилась, Серёгу удалось отстоять, к тому же подоспел Вася, его дружок и к месту драки стали подтягиваться любопытные. Так что конфликт можно было считать исчерпанным. Правда, Серёге не хило досталось, но это было уже не так важно, главное, что он был спасён.
Серёга стал потихоньку приходить в себя. Взгляд стал уже осмысленным, звон в ушах и кружение в голове почти прекратились и он, сфокусировав свой взгляд на ней, спросил:
— Ты кто? Откуда такая взялась?
С этого момента и началось их знакомство. Представившись, она с Василём помогли подняться Серёге и повели его домой. Возвращение сына в таком состоянии, заставил мать удариться в слёзы. И Валя с Васьком поспешили ретироваться, так как не могли сами объяснить, что же произошло. Ведь пока они всей компанией шагали домой к пострадавшему, он хоть и пытался рассказать им хронологию, но всё было как-то путано, малопонятно.
Васёк вызвался проводить Вальку до дома, она не стала противиться, рассчитывая по пути, узнать побольше о его друге, об их классе, его интересах и так далее, чтобы потом ей было о чём поговорить с Серёгой при возможности. Васёк оправдал её надежды. Он заливался соловьём, расхваливая своего друга, приводил примеры из их совместных похождений, вспоминал разные смешные моменты. В общем, путь до Валькиного дома преодолели незаметно.
А Серёга, рассказав матери без особых подробностей, что произошло, отправился спать.
Утром, в понедельник, он решил прийти в школу пораньше, чтобы до занятий встретить Вальку и поблагодарить за своё спасение и предложить отметить это событие в местной кафешке «Теремок». Ведь пока его провожали до дома, он так и не смог сформулировать свою благодарность. Но, прождав её до самого звонка на первый урок, он был вынужден уйти ни с чем. Валька в школу не пришла. На переменке он отправился к её классу, и от одноклассников узнал, что она заболела. Кое — как отсидев уроки, перед этим выяснив её адрес, он вместо тренировки отправился в этот самый «Теремок», взял десяток заварных пирожных и пошёл к ней в гости.
Дверь открыла Валькина мама. Слегка удивившись его визиту, ведь ранее она о знакомстве своей дочери со старшеклассником не знала и увидела его в первый раз. Серёга назвал себя, и она, спросив у Вальки, готова ли та принять гостя, провела его к дочери в комнату. Больная лежала в постели, обложившись книжками. Щёки её были бордового цвета, видно температура ещё не спала, но глаза Вальки радостно заблестели, едва он переступил порог комнаты. Серёга залюбовался ею. Краснощёкая, с горящими глазами, вся такая домашняя, она вызвала в его душе тёплое чувство. Он присел на стул, и беседа новых знакомых полилась как ручей. Этому способствовало и то, что у неё уже была информация о нём и то, что оба были коммуникабельными и лёгкими в общении людьми. Незаметно за разговорами текло время.
Чувство, которое тревожило Серёгу все предшествующие дни, постепенно растворилось, уступив место другому, ранее неведомому, которому он пока ещё не мог найти названия и объяснения. Но оно разрасталось постепенно в нём, заполняя, с трепетом бьющееся сердце и душу. Возможно когда-то, в будущем, это чувство будет им идентифицировано, определено и названо, но пока он предавался непринуждённой беседе, наслаждаясь обстановкой, обстоятельствами, чаем и внешними данными новой подружки. Подумать только, всего несколько дней назад он о ней слыхом не слыхивал, а сегодня они общались, как будто были знакомы целую вечность! А Валька поправлялась на глазах. Она уже заразительно смеялась шуткам Серёги, ушёл болезненный румянец со щёк. И нельзя было с уверенностью сказать, что было тому причиной – толи просто кризис миновал, толи эклеры придали ей силы, толи приход Серёги так на неё подействовал.
Возвращался домой Серёга, летя на невидимых крыльях, уже в густых сумерках. Вечер постепенно вступал в свои права. В воздухе висела дождевая морось, из-за которой свет, льющийся из окон домов, с мачт освещения, с фонарных столбов, был каким-то размытым и придавал окружающему пространству некую загадочность. На душе у Серёги была какая-то трепетная благодать, всё его существо пело и ему хотелось поделиться своей радостью со всем миром. Ну, или хотя бы с друзьями. А в голове у него, с завидным постоянством, прокручивалась мысль о том, что, не так оказывается и весна не задалась, как он думал об этом ранее, что всему оказывается, в этом мире своё время — что приходу весны, что новым знакомствам, которые могут стать для него знаковыми и в чём-то определяющими. Что как же всё таки хорошо быть молодым, счастливым и сознавать, что впереди у тебя целая жизнь и что в ней будет теперь только хорошее… А из разрывов туч на него смотрела своим удивлённым глазом луна, словно не понимая, чему он так рад. Откуда ей было знать, вечно одинокой, что такое радость общения с родственной душой. Новые страницы жизни предстояло теперь заполнить Серёге, и он был к этому готов!

© Copyright: Александр Петров

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *