Рождественская чайка. Проза Л. Литвиновой. Стихи Ю. Петрова

Посвящаю светлой памяти Юрия Васильевича Петрова, основателя литературного объединения «Ладога» г. Лобня

Каждая жизнь – дорога вперёд.
Нет в ней обратной дороги…
Ю.В. Петров

Конец марта выдался необыкновенно тёплым в Подмосковье. Казалось, что вот-вот около просевшего серого снега, покрытого ледяной коркой, на проталинках появятся цветы мать-и-мачехи. Ночь постепенно уступала права занимавшемуся на востоке утру, как вдруг опять всё потемнело в округе из-за поваливших хлопьев снега.
Мужчине не спалось. Ныли кости, а в душе была весна, как в юности. Давно это было. Он встал с кровати и тихонечко побрёл, прихрамывая, к окну. Он был сед, высок и сух. Тень от его фигуры вытягивалась и росла вдоль всей комнаты, и казалось, что скоро достигнет двери. Он опёрся одной рукой о подоконник, а другой раздвинул шторы. «Батюшки мои, снег-то как повалил! Вот кости и ломит…» – подумал Пётр Васильевич и, настороженно прислушиваясь, всматривался в разыгравшиеся снежинки за окном, которые преображали землю, одевая её в белоснежные одежды. Вскоре ветер затих, снег перестал идти. Пётр Васильевич прислушался. «Наверно, показалось», – подумал он, когда опять послышались знакомые с детства звуки. Приоткрыл форточку, нет, он не ошибся – в город вернулись чайки. Это их беспокойные крики слышались почти рядом. Его непреодолимо потянуло выйти на улицу. Надев тёплые вещи, прихватив костыли, чтобы увереннее себя чувствовать и не упасть, он шагнул за порог квартиры. Ему предстояло спуститься со второго этажа на первый. Он остановился, вдруг время откинуло его на много лет назад, в юность, в блокадный зимний Ленинград.
… Январь. Холод. Блокада. Пётр, неуклюжий, истощённый голодом и вытянувшийся, как тростинка, долговязый подросток, никак не может заснуть от холода. Днём ходил на Ладогу, помогая там передавать детей на Большую землю и разгружать машины с доставленной помощью. Вечером до самой ночи он, с такими же мальчишками, сбрасывал фугаски с крыш. Вой сирены до сих пор стоял в ушах. Знобит. Он кутается в одеяло, сверху набросив ещё и фуфайку. Отец уже неделю не приходит с завода. Ослабевшая мать что-то шепчет во сне. Петя поворачивается к окну, крестообразно заклеенному, чтобы стёкла не вылетели при бомбёжке. Мороз не был подарком, но преподнёс мальчику немного праздничного настроения из прошлой спокойной, довоенной жизни и, наперекор страданиям и горю разукрасил окна невиданными сказочными узорами. Пётр, приоткрыв глаза, как будто всосавшие в себя ладожские льдинки, увидел на стекле птицу, искрящуюся необычной красотой. Его глаза расширились от удивления: она вдруг повернула к нему свою головку, несколько раз моргнула. Оперенье заколыхалось от ветра. Парнишку вдруг осветило сияние, исходящее от неё. Ему стало необычно мирно и тепло, и, согреваясь, засыпая, он слышал, как она говорит, что всё будет хорошо, война пройдёт и наступит счастливая мирная жизнь. Он проснулся от стука, исходившего со стороны окна. Было ещё темно, но мальчик увидел, как между рамами бьётся живая белая птица. «Что делать?» – подумал он. А птица посмотрела ему в глаза, и он тотчас понял, что её надо срочно выручать. Расклеив окно, открутив петли, он вынул одну раму, и птица с морозом впорхнула в комнату, усевшись на шкаф. Когда рама заняла своё место, она, широко раскрыв крылья, покружившись над головой мальчика, села на его руки, и он опять почувствовал тепло, исходящее теперь от её тела. На удивленье это оказалась белая чайка. Посмотрев ей в глаза, он почувствовал, что она хочет ему сказать что-то важное. И вправду, в его голове зазвучали слова её просьбы: «Выпусти меня на улицу, не бойся, я найду, где укрыться, а потом буду тебе помогать, а как – ты и сам поймёшь». Петя, даже не удивившись этим мыслям, сделал так, как она хотела, вышел из парадного и отпустил её на волю. Вернувшись, опять прилёг, так как до утра ещё было время.
Утром его опять разбудил стук, но теперь в дверь. Отворив, он увидел, что на пороге стояла соседка с девочкой. У девочки умерла ночью мама, и ослабевшая женщина просила помочь увезти труп на кладбище. Пётр содрогнулся, но, переборов себя, всё же пошёл помогать девочке. Ему стало жаль её поникшую фигуру и глаза, не выдававшие никаких чувств, ну а слёз уже давно не было. Он кивнул головой, быстро оделся и пошёл за осиротевшей девочкой. Они тащили сани вдвоём, но вскоре руки у Петра стали замерзать. Пришлось остановиться. Он попытался согреть ладони своим дыханием, вспомнил ночное происшествие и услышал голос внутри себя: «Не бойся, бери и сам вези сани, девочка пусть идёт сзади. Запомни на всю жизнь мои слова: не останавливайся и не отступай ни при каких обстоятельствах, только вперёд! Упирайся и иди, добрые дела когда-нибудь возвратятся к тебе». Он надел рукавицы и взялся за верёвки саней, а девочке указал, чтобы помогала сзади. Мороз трещал своим скрипучим языком, вещая о смерти. Они всё шли и шли, не останавливаясь, пока не оказались на месте. Подростки аккуратно положили тело в ряду таких же свёртков на кладбище. Петя деликатно подождал, когда дочь простится с матерью, и они направились к дому с серыми каменными лицами. Навстречу везли такие же сани со всех сторон блокадного города, города, который жил вопреки всему. Потом день пошёл, как и обычно, да и следующий был таким же серым, невыносимо голодным, с пробирающим до самых костей холодом. Но вечер выдался необычным. В темноте, в минуты затишья к Пете стали слетаться сверху белые птицы и необыкновенным образом превращаться в стихотворные строки. Мальчик искал газетные обрывки, исписанные листки тетради и стал записывать строки между прежних строк, новые строки слагались в стихи. Он записывал их на подоконнике того самого окна, откуда вызволил чайку. Сквозь него светила луна и звёзды, поэтому записывать было удобно.
Эта история произошла с ним в канун рождественского сочельника. Она стала настоящим подарком на день рождения, который выпал ему в Рождество. В конце января блокадное кольцо прорвали, наступил перелом в этом великом противостоянии жизни и смерти. Для ленинградцев началась новая жизнь. Семья мальчика уехала из Ленинграда, но какими бы путями не пришлось ему пройти по жизни, в душе он хранил тепло рождественской чайки. Иногда он задумывался, вспоминая ту необычную ночь в блокадном городе. «Чайка? – спрашивал себя Пётр Васильевич, – нет, откуда?.. – продолжал он размышлять, – скорее всего, это был голубь. А, хотя и голубь откуда? В ту пору и ворону на кладбище не встретить, а голубя и подавно. Нет, однозначно, это была чайка, со своеобразным размахом крыльев, с её устремлённостью вырваться на волю, а может, и войти в его будущую жизнь…»
Его называли счастливчиком, баловнем судьбы, бравым солдатом, но он всегда хранил тайну о необычной рождественской птице.
Вот и преодолён лестничный пролёт. Распахнул дверь и замер. Метель улеглась, стояла необыкновенная тишина, которую нарушали криками вернувшиеся домой чайки. Город ещё спал. Пётр Васильевич простёр навстречу птицам ладони, вдыхая полной грудью свежий, по-весеннему пахнущий воздух. Вдруг одна из чаек, как бы приветствуя его, сбросила своё перо. Он поймал парящий в воздухе подарок, положил его в нагрудный карман, а сам потрудился нагнуться, крепко схватившись за один костыль, а другим чётко написал на весеннем снегу у подъезда одно из самых дорогих для него слов – ЛАДОГА.

Днём к нему домой придут на занятие его ученики-поэты. В центре стола он обязательно поставит в маленькую вазочку сегодняшний подарок. Засияют лица, потеплеют глаза, непременно все они преобразятся, когда над комнатой полетят, закружат рифмы, так же, как и эти чайки над городом.

14.12. 2020, г. Лобня.

© Copyright: Лариса Литвинова

Стихи Юрия Васильевича ПЕТРОВА
* * *
В пятнадцать лет худой, высокий
Пришёл помочь. В квартире тьма.
Она осталась одинокой.
На улице и здесь – зима.

Я не храбрец. Обычный малый.
Не видел смерть. А тут – кровать,
И женщина под одеялом,
Её скончавшаяся мать.

Везём по Среднему салазки
До тех ворот, где вечный сон…
И лица наши, как две маски.
Звенит мороз. В том звоне – стон.

Везу с трудом чужое горе.
Белеет кладбище вдали.
Наверно, скоро будет море
Из слёз истерзанной земли.

ОБРАТНАЯ ДОРОГА
Каждая жизнь – дорога вперёд,
Нет в ней обратной дороги.
Время вспять никогда не идёт.
Законы Вселенной строги.

И, если ты с маршрута съезжал
Или назад возвращался,
Ты свой путь вперёд задержал,
Даром на месте топтался.

Люди везде оставили след.
Где радости, где тревоги.
В судьбе обратной дороги нет.
Нет в ней обратной дороги.

17.07.2004

К РОЖДЕСТВУ
Никогда я не увижу Вифлеема.
На колени перед ним не упаду.
Но великая Божественная тема
Отведёт рукой невидимой беду.

Всё, ИМ созданное, и люблю, и славлю,
И молюсь о человечестве Земли.
Может быть, мольбою сил прибавлю,
Господи! Грехи нам тяжкие прости.

Озариться бы Звездою Вифлеема,
И священный свет рассеять по земле.
Посадить везде Божественное семя.
Урожай души собрать с святых полей.

27.12.2006

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике ГРАЖДАНСКАЯ ПОЭЗИЯ, НАША ЛОБНЯ, НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА, ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: Рождественская чайка. Проза Л. Литвиновой. Стихи Ю. Петрова

  1. Людмила говорит:

    Лариса, очень здорово, с фантазией и воображением, на реальной основе. Молодец!

    • Лариса говорит:

      Спасибо, Людмила! Правда. изначально хотела написать миниатюру, но когда стала работать над текстом, то поняла, что маленькие рамки будут тесные. Наверно правильно говорят, что руку творящего ведёт Творец. Да, кто-то как ты скажет «фантазёрка», реалист подумает » голодные галлюцинации подростка». Но мне хотелось, чтобы в этой страшной части биографии Юрия Васильевича, был какой-то и светлый луч, который проведёт его по жизни. Возможно это сияние Вифлеемской звезды, которая вела его к истине, как когда-то Волхвов с дарами, идущих за ней к Младенцу.

  2. admin говорит:

    Лариса! Ты — умничка! Прекрасное посвящение Юрию Васильевичу!

    • Лариса говорит:

      Спасибо, Женя, ты нас всегда поддерживаешь и ободряешь. С праздником!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *