Пишут друзья. #ДетиВойны. Кровь с молоком. Рассказывает Т. Кравец

Тамара Юрьевна Кравец — поэт, публицист, член Союза писателей России, член  ЛИТО «Дмитровские зори». Автор нескольких сборников стихов.
Тамара Юрьевна — давный добрый друг ЛИТО «Ладога», часто принимающий участие в мероприятиях и проектах лобненского литобъединения.

КРОВЬ С МОЛОКОМ
Как-то в конце 80-х мы с отцом прогуливались по старому кладбищу. Он давно не был в родных местах, под Курском, и увлечённо предавался воспоминаниям о том, как они, вездесущие мальчишки военной поры, прятали в заброшенном склепе оружие, которое находили после боёв за Обоянь на окраине города. Вдруг он остановился перед небольшой, явно детской, могилкой. На старом памятнике нечётко проступала надпись: «Юрочка Чепурин 1930-1942 г.».
— А ведь мы с ним дружили, — задумчиво сказал отец. — И, кстати, я с большой вероятностью мог бы оказаться на месте своего тёзки…
…В тот день с утра было затишье, и оба Юры, Павлов и Чепурин, — им было тогда по 12 лет – отправились на окраину города за молоком к бабушкиной знакомой, у которой была коза. Туда бежали вприпрыжку, а оттуда шли осторожно, боясь расплескать драгоценное молоко из бидона, который несли по очереди.
До дома оставалось два квартала, когда раздался характерный гудящий звук. Он был хорошо знаком мальчишкам, успевшим привыкнуть к частым бомбёжкам. Переждать налёт или попытаться добежать до дома? Решили бежать – не беда, если молоко немного прольётся. Но едва достигли перекрёстка, как один за другим послышались взрывы. Как и полагалось в таких случаях, ребята легли на землю, прикрыв головы руками. Бидон аккуратно поставили рядом.
Юра Павлов, почувствовав резкую боль под лопаткой, поднял голову и обмер: друг лежал без движения. Рядом разлилась розовая лужа: смесь крови с молоком. В глазах помутилось, и он потерял сознание.
После бомбёжки мальчиков подобрали прохожие. У Юры Чепурина голова была практически срезана осколком. А раненого Юру Павлова отправили в расположенный неподалеку госпиталь. Военный хирург сделал всё возможное, чтобы спасти потерявшего много крови мальчика.
Операцию отец помнил смутно. Багровый же шрам на спине, который на всю жизнь остался у него после удаления осколка, больше напоминал не о собственном ранении, а о той страшной картине.
— Так вот, оказывается, почему ты не любишь молоко, – догадалась я.

© Copyright: Тамара Кравец

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике МЫ ПОМНИМ, ПИШУТ ДРУЗЬЯ с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Пишут друзья. #ДетиВойны. Кровь с молоком. Рассказывает Т. Кравец

  1. Евгения Шарова говорит:

    Просто до озноба… сколько же мальчишек и девчонок погибло вот так…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *