Пишут друзья. Случай в Мумбаи. Проза Л. Сикорской

Мы с тобой обязательно встретимся

«Невозможно отыскать жемчуг в горах, но можно подняться на вершину, чтобы увидеть море, где его можно найти». — Гуру

***

В Индии много лет назад произошло одно событие, и совсем недавно о нём мне напомнил мой друг и коллега по имени Абхей, с которым мы работали когда-то в детской клинике Бай Эрбаи Вадия при Мемориальном госпитале Тата в Мумбаи.
Русские врачи совместно с индийскими коллегами тогда активно проводили постклинические исследования лекарственных препаратов, которые могли замедлить рост метастаз.
С Доктором Абхеем я встретилась в Индийском посольстве в Москве на презентации его книги. Когда я впервые его увидела, это был молодой врач, который только закончил Делийской университет и начинал практику детского врача – психолога.
После презентации, я подошла к нему и поблагодарила за прекрасное выступление. Абхей сразу узнал меня и обрадовался, как ребенок.
— Мадам Маниша! Я вас часто вспоминал! Богиня Сурья услышала меня! Мы вновь встретились.
Мне стало очень приятно, что Абхей вспомнил именно эту индийскую богиню, которая в древнеиндийской мифологии означала солнечное божество, всевидящее Око Богов. Сурья — это озарение мира светом, уничтожение от тьмы, врагов и болезней.
Как быстро мчится время.
Эта история произошла в начале июня 2003 года в удивительное время года для Мумбаи, когда температура воздуха и воды одинаковая – почти 30 градусов. Проливные дожди идут через день.
Район госпиталя, где я работала, считался одним из дешёвых в этом штате Индии, поэтому можно было снять приличную и недорогую гостиницу рядом. На втором этаже Hotel Heppylend мне было комфортно только с включённым кондиционером. Без него, от повышенной влажности и жары невозможно было уснуть, хотя к жаре я относилась довольно нормально и переносила её легко.
В госпитале был мальчик Виджей лет восьми. Худенький, истощённый болезнью, он лежал возле самого окна и часто рисовал в альбоме, который всегда находился у него под подушкой. Болел он лейкемией. Это клональное заболевание кроветворной системы. Болезнь была запущена из-за того, что родители не обратились вовремя в больницу, посчитав слабость и вялость особенностью детского организма. А сегодня принять кардинальные меры было уже поздно.
Витджей отличался от всех детей, с которыми я была знакома в клинике.
Его огромные и любознательные глаза – были как звёзды! И они всегда улыбались. Он напоминал мне Маленького Принца из знаменитой сказки Экзюпери.
— Ты – Маленький Принц! – как-то сказала я ему.
— Нет. Я из простой семьи, — поправил меня пациент.
На следующий день я взяла в библиотеке книгу и принесла ему.
Виджей долго рассматривал картинки и с интересом поглядывал на меня, когда я приходила в палату.
— Меня зовут Виджей. А тебя как? – предложил познакомиться мальчик.
— Меня — Оля.
— А что значит твое имя?
Я улыбнулась.
— Мудрая. А твоё? – полюбопытствовала я.
— Победитель.
Взяв стульчик, я присела рядом.
— По-русски значит Виктор.
— В И К Т О Р… — медленно повторил мальчик – А ты – МАНИША.
Мы расхохотались.
— Теперь ты – Виктор, а я – Маниша!
За жизнь Виджея мы боролись, но силы были неравные. Болезнь сильно прогрессировала, не оставляя шансов.
Однажды после работы я специально задержалась, чтобы пообщаться с маленьким пациентом. Когда я зашла в палату, он рисовал.
— Можно мне посмотреть рисунок, – спросила я.
— Да.
Мальчик протянул мне альбом.
Взяв его в руки, я ахнула от неожиданности.
На всех листах были изображены корабли. Они были разными: и военные, и старинные парусники, и подводные лодки, и просто маленькие шлюпки.
— Ты любишь море? – поинтересовалась я.
— Очень. Я знаю, что скоро умру. Но, в следующей жизни я буду здоровым и смогу стать капитаном. Ко мне приходила во сне Богиня Лакшми и рассказала, как это будет.
Комок «застрял» у меня в горле. Я не хотела подать виду, что взволнована, продолжала рассматривать рисунки.
— А это кто? – спросила я Виджея, показывая на маленького мальчика, сидящего на пирсе, – это ты?
— Нет, это Маленький Принц.
— Ты прочёл книгу, что я принесла?
— Да. Знаешь, Маниша, Маленький Принц был болен, как и я. Обычные и здоровые мальчики не летают.
Я с удивлением посмотрела на своего собеседника.
— Подними мне немного подушку. Я скажу тебе одну тайну.
Разместившись удобнее, Виджей посмотрел мне в глаза. Мальчик не сразу начал мне рассказывать, о чём хотел. Видно, что он собирался с силами.
— Мне не страшно умирать. Ты не думай. Я так ближе к мечте. Вот и Маленький Принц прилетел на Землю и улетел. И он вернётся, вот только проведает свою Розу. Мне бы только очень хотелось увидеть настоящий корабль. Я видел его только на картинке. Я с родителями живу в горной местности, далеко от океана.
Здесь мальчик замолчал, и я увидела, как по его щеке сползает одна слезинка.
— Скажи, а корабли, правда, такие красивые?
— Да – произнесла я, не зная, что дальше о них говорить.
— Маниша, а море? Море, какое оно?
В этот момент вошла медицинская сестра сделать укол. Я поднялась, чтобы освободить ей место. Быстро повернулась к стене, чтобы Виджей не заметил моих слез.
— Маниша, не плачь. Ты приходи завтра. Расскажешь мне о море.
От укола его глаза закрылись и он уснул.
Вся в слезах вышла из палаты.

***

Так случилось, что через день, нас, русских врачей, пригласило Генеральное консульство России в Индии в Русско-индийский Культурный Центр в Мумбаи, по случаю завершения делового захода отряда кораблей ВМФ России в индийский порт.
Состоялся торжественный приём с участие послов, командующего западным военно-морским командованием ВМС Индии, командира российского отряда, морских офицеров обоих стран, официальных лиц, гостей. Индийская сторона сделала ответное мероприятие, пригласив вечером в Дом офицеров западного военно-морского командования к себе на ужин.
В Посольство я не попала – задержалась на работе, а вот на торжественный ужин успела, почти два часа проторчав в безумных пробках Мумбаи.
В зале было много народа: в парадных мундирах морские офицеры, дипломаты в строгих костюмах, женщины в красивых платьях и роскошных сари.
— Ольга Владимировна, вот и вы голубушка! — раздался голос Главного Врача Госпиталя.
— Господин вице-адмирал, прошу Вам представить русского доктора Ольгу Владимировну.
Я слегка наклонила голову, как подобает даме в знак приветствия.
— Арун Пракаш, – представился офицер.
Официант поднёс бокалы с шампанским.
— У меня есть тост! – произнёс адмирал.
Все притихли.
— За прекрасных дам! Я сегодня очень рад, что могу произнести эти слова в присутствии таких гостей! Восхищаюсь русскими врачами, которые вместе с индийскими докторами, стоят на страже здоровья наших детей. Особенно приятно, когда врач – женщина.
Все подняли бокалы. Заиграла музыка Штрауса.
— Разрешите? – передо мной стоял вице-адмирал.
Он протянул руку для приглашения.
Я в ответ, подала свою.
Сделав несколько кругов в вальсировании, я произнесла:
— Господин адмирал, разрешите к вам обратиться? Мне надо с вами поговорить.
— Да, конечно. Но только после танца! Любая ваша просьба будет исполнена!
Крайний раз с морским офицером я танцевала в Севастополе на Благотворительном балу, который ежегодно проходит в середине июня в Константиновском равелине.
Выпрямив спину, грациозно положив руку на плечо адмирала, я на доли секунды перенеслась на Графскую пристань.
Я скучала по родному городу. Как он там без меня?
— О, вы так хорошо танцуете. – сделал мне комплимент Господин Арун.
А музыка кружила и кружила. Вырваться из её «плена» было невозможно.
Завершился деловой заход отряда кораблей ВМФ России, в котором моряки двух держав приняли участие в учениях «Индра» в акватории Бельгийского залива.
Индра – это один из главных богов ригведийского пантеона, бог дождя и войны, покровитель воинов-моряков. Он был и у древних славян. Интересно, что в само имя входят частицы слов «индия» и «россия».
Танец почти прервали журналисты делийского телеканала « Эн-ди-ти-ви».
— Господин вице-адмирал, скажите несколько слов для наших телезрителей.
Арун Пракаш вынужден был оставить меня и отойти с ними в сторону.
— Москва и Дели воспринимают эти учения как развитие стратегического партнерства. Вместе с тем индийская сторона рассчитывает извлечь полезный опыт в ходе взаимодействия боевых кораблей, а также обменяться информацией о новейших технологических достижениях. После распада СССР профессиональное взаимодействие российских и индийских боевых кораблей, эти совместные учения, как шаг на пути восстановления постоянного военно-морского присутствия России в Индийском океане.
Вице-адмирал Арун Пракаш высоко отозвался о качествах российской военно-морской техники, стоящей на вооружении ВМС Индии. Он высказался за всестороннее развитие взаимодействия в военно-морской сфере и высоко отозвался о проведённых учениях стратегической авиации России с пусками крылатых ракет над акваторией Индийского океана. Было высказано пожелание об активизации военно-морской деятельности России в Индо-океанском регионе, и выражалась готовность к приёму российских кораблей в портах Индии.
— Вы загрустили? – обратился ко мне молодой врач-психолог, которого я много раз видела в клинике, но знакома с ним не была.
— Хотите мороженного? Меня зовут Абхей.
Мы подошли к столику со сладостями.
Взяв креманку, я резко повернулась, посмотреть, не освободился ли адмирал…
И тут, о Боже, я сливочным кремом задела рядом стоящего офицера, измазав ему мундир.
— Простите, я не хотела – обратилась к нему уже по-русски, понимая, что это наш моряк.
Тот, выдержав паузу, скупо улыбнулся в ответ.
— Бывает, — ответил он и стал искать салфетку.
— Будем считать, что ели мороженное во время качки, – постаралась юмором исправить ситуацию.
— Будем считать. Только женщина на военном корабле – это невозможно.
Все, кто стоял рядом рассмеялись.
В этот момент я увидела, что ко мне приближается Арун Пракаш.
— Вы меня хотели о чём-то попросить, Ольга! Я правильно произнёс ваше имя?
— Простите меня за смелость, но ситуация, требует, вашего участия и помощи, Господин вице-адмирал. В нашей клинике умирает мальчик. Ему восемь лет и зовут его Виджей. Ему осталось жить не более недели, а может и того меньше. Он мечтал стать капитаном, но моря так и не видел. У него потрясающий альбом с рисунками разных кораблей. Как бы ему их показать в реальности? Я понимаю, что моя просьба может не совсем вовремя, но кто знает, что есть в этой жизни ко времени?
Адмирал задумался.
— А, что. Это вполне возможно. Вот вам моя визитная карточка, позвоните мне завтра. Я подумаю, как это сделать.

***

На рейде стояли русские боевые корабли во главе с флагманом черноморского флота ГРКР «Москва», тихоокеанских БПК «Маршал Шапошников», «Адмирал Пантелеев» и танкер «Владимир Кольчицкий»; индийские корабли «Вираат», эсминцы «Мумбай» и «Мисоре», ракетный фрегат «Брахмапутра», подводная лодка «Синдуратна».
Виджей сидел в приспособленной специальной инвалидной коляске. Мне помогал Абхей.
На пирсе были выстроены экипажи в стройные, ровные шеренги.
Как только мы оказались рядом, раздался сигнал корабельного горна «Большой сбор». Все вокруг замерло.
— На флаг и гюйс, смирно! Флаг и гюйс поднять!
У меня так забилось сердце, когда я увидела развивающееся полотнище Андреевского флага.
— Маниша, это всё для меня? – Виждай схватил меня за руку от волнения.
Это только можно себе было представить, что творилось в душе этого мальчика.
— Конечно!- ответила я.
В этот момент во мне бушевала такая гордость за наших моряков, за Страну, за Флот.
Одновременно стали подниматься флаги и на индийских и российских судах.
Это была музыка объединённых флотов! Торжественно и трогательно, празднично и гармонично сливаясь, превращалась она в завораживающее пение кораблей. Ведь в душе больного ребёнка, что сидел беспомощный, в реальной жизни сразу оживали все его рисунки.
Описать эту трогательную встречу невозможно.
Просто невозможно.
В клинику мы вернулись с подарками.
Детишки, что могли передвигаться, из других палат приходили к Виджею. Они примеряли пилотки, гюйсы. Рассматривали значки и якоря на лентах русской бескозырки. А Виджей всё рассказывал и рассказывал о кораблях. В его глазах отражался океан.
Вечером, когда все разошлись, мы остались вдвоём.
— Маниша, спасибо тебе за всё. Мне так хорошо. Я увидел свою мечту.
Я погладила его руку.
— Сегодня ночью ко мне прилетит Маленький Принц, и мы с ним вместе улетим на его астероид. Знаешь, он мне сказал, что настоящая мечта стоит жизни. Маниша, когда я вернусь обратно на землю, мы обязательно встретимся. Правда?
— Конечно, мой дорогой мальчик. Тебя будут ждать твои корабли, которые выстоятся в приветствии своего Адмирала. И я тебя буду ждать.
— Корабли и ты меня будете ждать… — прошептал ребенок засыпая.
На следующее утро, когда я пришла в клинику, то по лицам коллег, поняла, что что-то случилось. Я побежала к Виджаю.
Он неподвижно лежал на кроватке с закрытыми глазками. В своей ручонке он сжимал чёрную морскую пилотку, которую подарили ему подводники. Подошла сестра и накрыла его белой простыней.
— Не надо плакать, — обратился ко мне Абхей — он полетел к своим кораблям.
На память я взяла с собой один рисунок, который лежал недорисованный. На нём был изображён корабль, два мальчика, и девушка. Мальчики поднимались по трапу, а девушка им махала рукой с берега.

P.S. Сегодня мы живём в очень сложном и неоднозначном мире.
Информационная война оказалась страшнее войны оружия.
Возлагать действия на других, при этом оставаясь только наблюдателями. У такой позиции нет обороны.
Построить два флота ради счастья в глазах только одного ребёнка — сегодня это невозможно.
Мы забыли главную заповедь Бога – ВСЁ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ, КАК И ЛЮБОВЬ, ЕСТЬ ВСЁ.
Я часто смотрю на рисунок Виджая.
В нём столько любви…
А сколько её осталось в нас? Сколько?

16 июня 2019 год
Москва-Мумбаи

© Copyright: Лидия Владимировна Сикорская

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике ПИШУТ ДРУЗЬЯ с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

10 комментариев: Пишут друзья. Случай в Мумбаи. Проза Л. Сикорской

  1. admin говорит:

    Пронзительно, до слёз…

    • Лидия говорит:

      Я не хотела грусти. Понимаю, что это тяжело читать, но именно сострадание нас делает людьми.
      Спасибо за понимание.

  2. Альбина говорит:

    Пусть не погаснет в сердцах сострадание, сочувствие и милосердие.
    И пусть все скорби покрывает любовь, а иначе непереносимо больно…

  3. Александр Крохин говорит:

    Когда я первый раз читал этот рассказ Лидии Владимировны, то, по ходу, невольно сравнил сюжет с повестью Александра Грина «Алые паруса» и до последнего надеялся на счастливый конец, на чудо исцеления Виджая, но… не случилось. Рассказ читается на одном дыхании, воспринимается всеми чувствами, а разум отказывается мириться с тем, что медицина пока не всесильна, а мы, чаще всего, поздно обращаемся к ней за помощью. Лидия Владимировна, всегда читаю Ваши рассказы с особым интересом. Два основных направления повествований — воздушный и морской океаны близки мне, так как и я вырос у моря, хотел быть капитаном дальнего плавания, но авиация, воздушная стихия, оказалась сильнее. Желаю Вам дальнейших творческих успехов, зная Ваш бесконечный потенциал, энтузиазм и огромную энергию. Пользуясь случаем, спасибо за детский спектакль «Три капитана», автором которого Вы являетесь!

    • Lidiya говорит:

      Александр Николаевич! Я черпаю все свои истории из жизни. Она прекрасна своим разнообразием и неповторимостью каждого дня.
      А каждый человек — бриллиант!
      Жизнь, как ожерелье!
      Спасибо вам за такие прекрасные слова.

  4. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    От Ваших рассказов, Лидия, душа очищается. Душа ПРОСЫПАЕТСЯ! СПАСИБО!

    • Lidiya говорит:

      Светлана! Спасибо большое. Следующий мой рассказ добавит крылья. Завтра отправлю его на рассмотрение.
      Буду надеяться, что понравится и запомнится
      Спасибо огромное.

  5. Елена Постоева говорит:

    Очищение и возвышение Души через сопереживание, через слёзы… Кажется, это называется катарсис. Спасибо, Лидия, за Ваше творчество! Новых Вам удач!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *