Чимкент — Ташкент. Проза А. Крохина

Из серии неожиданных встреч

Лето, июль месяц. Я находился в отпуске, но руководство организации, в которой работал, предложило мне слетать в командировку в Казахстан, в город Чимкент. Задание было не сложное, и я согласился, но попросил не ограничивать обратный приезд по времени, в связи с тем, что у меня всё-таки отпуск.
Согласие было получено. Своего четырнадцатилетнего сына решил взять в эту поездку. Мечта его была побывать в Средней Азии, посетить неизведанные места, встретиться с неожиданными приключениями и наловить всевозможных ящериц и узорчатого полоза.
Прилетели мы в Чимкент, поселились в гостинице с одноименным названием, а после обеда в гостиничной столовой поехали маршрутным автобусом на Чимкентский кирпичный завод. Когда приехали на место, я услышал довольно неприличное хихиканье сына, проследил за направлением его взгляда и понял причину неудержимого веселья. На фасаде заводоуправления большими буквами было написано «Кырпышный завод».
В Чимкенте я был не первый раз и не первый раз приезжал по делам на этот завод. Директора на месте не оказалось, но нам предложили его подождать. Прошли на территорию завода. Слева, на внутренней территории, размещался небольшой яблоневый сад.
По поверхности земли были проложены водопроводные трубы, кое-где из проржавевших труб пробивались струйками вверх фонтанчики воды, образуя самые настоящие мини-радуги. От ниспосланного с небес зноя было душно и мы стали прогуливаться в тени, под деревьями. Вдруг сын закричал:
— Папа, смотри!
На земле лежал великолепный экземпляр взрослого узорчатого полоза, видно, только что перелинявшего, но без головы. Голова лежала рядом. Совсем недалеко садовник, сидя на деревянном ящике, держал в руках резиновый шланг и поливал дерево. Мы направились к нему. Поздоровались и выяснили, что это он около часа назад зарубил змею лопатой.
Я стал разъяснять ему, что это не ядовитая змея, что она очень полезна для сада. Сын тоже присоединился к разговору и выложил все свои познания о том, как отличить неядовитую змею, от ядовитой. У неядовитой змеи зрачки круглые, а у ядовитой зрачок узкий и вытянут вертикально, как у кошки.
Садовник выслушал его и сказал:
— Что я в зрачки каждой змее должен заглядывать? Змея, она и есть змея и их всех надо убивать.
Нам оставалось только сожалеть о биологической неграмотности этого человека.
Каждый вечер после работы мы отправлялись бродить по окрестным полям, оврагам и речкам. Сергею интересно было перевернуть какой-либо камень, осмотреть каждую букашку, погоняться за прыткой ящерицей. Набрели на неглубокий канал, шириной около четырёх метров, и договорились идти берегом по течению по разным сторонам. Договорились, если встретится змея, то ничего не предпринимать самостоятельно, а предупредить меня. Так прошли мы довольно долго, но кроме спрыгивающих в воду испуганных лягушек ничего не попадалось.
Сергей дошёл до дерева, у которого густые переплетённые корни были сильно размыты ручьем.
— Папа, в корнях змея. – крикнул Сергей.
— Подожди, сейчас разуюсь и перейду на твою сторону.
Больше ничего не успел добавить. Сергей с быстротой молнии засунул руку между корнями, схватил змею за середину туловища, а через секунду она извивалась в его высоко поднятой руке. Я обмер от страха за сына и приказал бросить змею на землю, пока она его не покусала.
— Это уж, он не ядовитый.
— Ядовитый, не ядовитый, ты не подумал, что мог бы допустить ошибку, и быть укушенным?
— Я точно увидел, что это уж.
Ужа отпустили, но до самой гостиницы внушал сыну о недопустимости такого поведения. На этом наши вечерние полевые экскурсии закончились. Через неделю командировка подошла к концу. Но за эти дни нам удалось посетить чимкентский зоопарк. Особенно долго рассматривали террариумы со змеями.
Организовали нам посещение верблюжьей фермы, в совхоз «Советский», примерно в двадцати пяти километрах от Чимкента. На ферме я впервые увидел, как доят верблюдиц. Доярка, ловко переходя от одного животного к другому, стоя сдаивала молоко в ведро, закреплённое к своему животу, а верблюдицы не были привязаны и свободно разгуливали по загону.
Подошли к небольшому домику. Нас встретил пожилой казах и пригласил войти. На полу был приготовлен «столик», а вместо стульев разложены подушки. Мы сели на коврики, выпили по бокалу красного вина за знакомство, за обоюдное здоровье и за дружбу народов. Сыну предложили попробовать кымран – напиток, приготовленный из молока верблюдицы.
Настала очередь попробовать плов. Плов был очень вкусный, но есть пальцами было непривычно, тем более из большого общего блюда. Вместо чая мне налили в чашку кымран. По вкусу он очень похож на кумыс. Как не старался определить отличие кымрана от кумыса, мне это не удалось. После завтрака мы поблагодарили гостеприимных хозяев и направились к машине, на которой приехали из Чимкента.
Покинув верблюжью ферму, поехали в сторону гор, где посетили водопад, находившийся в живописном месте, в горах, сразу за территорией пионерского лагеря. Сильные и упругие струи воды стекали не сверху, как обычные речки, а рождались прямо из отвесных скал.
Легенда гласит, что вода водопада целебная, излечивает от любых болезней, особенно от желудочно-кишечных заболеваний и кожных, в том числе излечивает от проказы.
То, что это место часто посещаемое, видно было по многочисленным ленточкам, привязанным на все кусты у подножья скалы. Мы вымыли руки и лица «чудо-водой».
Там же, в горах, недалеко от лагеря, возвращаясь обратно в Чимкент, водитель остановил машину на асфальтированной дороге и спросил:
— Если я отпущу тормоз, куда покатится машина?
По заметному даже невооруженным глазом уклону, видно было, что машина должна покатиться вперед. Водитель отпускает педаль тормоза, и машина, вопреки законам физики, быстро покатилась назад. Вот и не верь глазам своим!
В горах, в Аксу-Джабаглы – старейшем заповеднике Средней Азии и Казахстана, мы отдохнули на небольшом озере, с прозрачной водой необыкновенно красивого салатового цвета. Такой цвет озеру придают растущие на дне водоросли. В озеро не впадает ни один ручей, а из него через шлюз вытекает небольшая речка. Вода была ледяная, но, тем не менее, мы все искупались.
Большое удовольствие всем доставил зимородок. Очень красивый, как драгоценный камень, сверкающий на солнце своими гранями. Приятный для глаза светло-кобальтовый цвет верхней части оперения. Сидя на ветке в метре от поверхности воды, он долго что-то высматривал в глубине озера. Временами резко срывался и пулей врезался в воду, а через несколько секунд вылетал из воды с рыбёшкой, усаживался на излюбленный наблюдательный пункт и ловко проглатывал добычу. Несколько минут, прикрыв глаза, медитировал на проглоченную еду, а затем вновь устремлял неподвижный взор на поверхность озера. Поздно вечером возвратились в гостиницу «Чимкент».
Командировка закончилась, и по своему предварительному плану мы должны были посетить Ташкент и съездить в горы, в урочище Чимгана, попытаться отловить самца Синей птицы из молодых. Поймать Синюю птицу я давно мечтал – это была почти неосуществимая программа максимум. То, что высказанные слова и мысли могут материализоваться, я по собственному опыту знал, верил в справедливость поговорки — «лишнего не говори, а то «накаркаешь»»; правда, мы отмечаем и запоминаем только отрицательные последствия этой формулы, а когда получаем положительный результат, то относим произошедшее к случайному совпадению.
С сыном договорились, что с утра пораньше выйдем пешком из Чимкента и, не уходя далеко от трассы Чимкент — Ташкент, попытаемся половить ящериц в предгорьях, а если повезёт, то и полозов.
Сказано – сделано. С утра пораньше сдали гостиничный номер консьержке, взвалили свои рюкзаки за спину и пошли по дороге в направлении Ташкента. Город остался позади. Впереди приключения, которые в полной мере так стремился ощутить Сергей.
Справа от дороги – подгорная равнина без единого кустика, покрытая грязно-жёлто-коричневой высохшей травой, слева — более высокие холмы с аналогичной растительностью. Впереди нас бежал хохлатый жаворонок. У нас в России этого жаворонка прозвали «посметюшкой» или «вьюном».
Когда расстояние между нами и жаворонком сократилось, он резко взлетел, трепеща крыльями и с песней, почти вертикально, стал подниматься вверх. Чем выше он поднимался, тем громче раздавалась его журчащая трель, пересыпанная голосами и отголосками, заимствованными у других птиц и полевых зверьков. Не прекращая пения, жаворонок стал медленно снижаться. Траектория снижения напоминала косые ступеньки. Приземлился далеко позади нас, и вскоре мы потеряли его из виду.
Солнце быстро поднималось и стало припекать. Ничего, что бы привлекало внимание, не попадалось, и к одиннадцати часам мы изрядно устали. Решили больше не испытывать судьбу, вышли на трассу. Небо было без единого облачка. Солнце, видимо, решило основательно нас поджарить – и асфальт оказался расплавленным под палящими лучами, и мы вынуждены были идти по горячей обочине. Как нарочно, ни одной попутной машины. Так прошли минут тридцать. Со стороны Чимкента показалась тёмная «Волга». Мы стали голосовать.
Когда машина приблизилась, я увидел, что салон заполнен людьми, и опустил руку. «Волга» на скорости промчалась мимо и вдруг начала резко тормозить, а затем задним ходом подъехала к нам. Дверца открылась, и две пожилые женщины восточной внешности, сидевшие на заднем сиденье, потеснились. Мы с сыном втиснулись и со всеми поздоровались. Рюкзаки положили на колени. Водитель набрал скорость и, не оборачиваясь, спросил:
— Здравствуйте, Александр Николаевич. Много змей наловили?
Я посмотрел в зеркало и узнал своего бывшего студента-заочника Николая, получившего техническое образование в Москве.
— Нет, Коля, ничего пока не поймали, но зато решили пешком дойти до Ташкента, однако жара внесла коррективы в наши планы.
— А я вижу людей с рюкзаками, в пустынном месте, — сказал он, — подумал, уж не Александр ли Николаевич приехал к нам ловить змей и птиц? Помните, вы мне рассказывали, что часто путешествуете по Средней Азии? Проезжаю, смотрю, точно вы!
— А ты, вижу, не по специальности работаешь?
— Работал на заводе мастером, но семья увеличилась, а зарплата небольшая. Приходится подрабатывать на такси.
Вот такая неожиданная встреча. У меня и раньше, и позже этой поездки были невероятные, неожиданные встречи, но встреча на пустынной дороге с Николаем, фамилию которого я, к сожалению, со временем забыл, останется в памяти навсегда. Случайны ли эти неожиданные встречи? После того, как в моей жизни накопился большой статистический материал подобный случайных встреч, я написал книгу «Размышления о природе «случайностей», неожиданных встреч и интуиции».
Прочитал стихотворение талантливого поэта Олега Луганцева, в нескольких строках чётко объяснившего суть этого явления:

А хочешь, я тебе открою тайну?
Один такой мал-ю-ю-ю-сенький секрет?
Знай… люди не встречаются случайно,
Случайностей, поверь мне, в жизни нет.
Не веришь? Ну, тогда, хотя б, послушай,
Не бойся, я тебя не обману,
Представь себе, что существуют души,
Настроенные на одну струну.
Как звезды в бесконечности Вселенной
Они блуждают сотнями дорог,
Чтоб встретиться когда-то… непременно…
Но лишь тогда, когда захочет Бог,
Для них нет норм в привычном пониманьи,
Они – свободны, как паренье птиц,
Для них не существует расстояний,
Условностей, запретов и границ…

До Ташкента доехали благополучно. Переночевали в квартире Игоря Фрезе, моего друга, а рано утром я повёз сына в одно из урочищ Чимгана, где когда-то ловил сине-каменных дроздов в компании Игоря. Шли по тропе, петляющей среди кустарников по левому краю урочища. Вскоре исчезли последние редкие кустики арчи. Справа, под шумок ручья, на огромном валуне стоял на одной ноге и медитировал молодой человек в спортивном костюме. Вторая нога была поднята вертикально вверх и прижата руками к туловищу.
— Наверное, йог или каратист. – подумал я.
Через пару сотен метров остановились. Нашли укромное место между камнями, сняли рюкзаки и присели на травку отдохнуть. На встречу с Синей птицей было мало шансов, но я хотел показать сыну одно из самых чудесных мест в Узбекистане.
Несмотря на безоблачное небо и ярко светящееся солнце, ощущалась свежесть воздуха. Настроение было прекрасное и умиротворенное. Я полулежал на травке и осматривал ближайший склон отрога. Через несколько секунд моё внимание привлекли четыре молодые Синие птицы. Они молча прыгали по склону, заросшему низкорослой стелющейся вишней, так называли эти кустарники с ягодами местные жители. По-видимому, птицы вишней и питались.
Вместе с Сергеем полезли по камням к тому месту, где только что питались птицы, быстро снарядили и закрепили у кустиков вишни четыре лучка-самолова и спрятались в своем укрытии. Ждать пришлось недолго. Дрозды вернулись на прежнее место, ели ягоды рядом с лучками.
Сердце бешено колотилось от ожидания и волнения. Несколько раз дрозды находились в нескольких сантиметрах от лучков, но проскакивали дальше, склёвывая ягоды, ни разу не взглянув на шевелящихся мучных червей. Наконец, один дрозд заметил червячков, резко накинулся на добычу и через мгновенье бился под сеткой. Со всех ног кинулся к лучку, ведь попалась крупная птица, которая могла бы запросто выползти из-под дужки и улететь.
Руки дрожали от волнения и радости, что, наконец-то, удача повернулась ко мне лицом. Прижимая левой ладонью сверху сетку, осторожно из-под дужки вытащил дрозда, осмотрел. По всем признакам это был молодой самец. Я посадил его в кутейку, специально подготовленную для такого случая. Собрали свои снасти и пошли к автобусной остановке. Задачу максимум выполнили. Синяя птица поймана. Дома Игорь внимательно осмотрел птицу и подтвердил, что попался именно самец.
На следующий день воздушный лайнер доставил нас в Москву. Сын привёз себе безногую ящерицу — желтопузика, поимкой которого очень гордился, множество мелких ящериц, которых наловил в районе села Каменка, в рощах и садах предгорий Казахстана, каких-то разноцветных пауков, богомолов, цикад и прочей живности.
Богомол – полезное насекомое-хищник, истребляет саранчу, мух, стрекоз, комаров и других насекомых. Ему удаётся справиться с насекомыми, которые намного крупнее его; в рацион могут входить мелкие ящерицы и лягушата. Очень хорошо маскируются под окружающую среду. Встречались богомолы, сильно отличающиеся по окраске, от светло серого до тёмно-зелёного, так что в траве заметить их трудно.
Название свое богомол получил за позу, которую принимает, ожидая добычу. Передняя часть приподнята, а передние мощные зубчато-хватательные лапы сложены «молитвенно», как у человека. Самки гораздо крупнее самцов и, что характерно, после оплодотворения в большинстве случаев съедают своих самцов.
Живность Сергей содержал в различных стеклянных банках и аквариумах, накрытых сеткой, а кормил выловленными сачком на поле насекомыми, а чаще заимствовал у меня мучных червей. Пауки вскоре начали размножаться невероятными темпами, и все имеющиеся в квартире трехлитровые банки оказались заполненными паутинными комками и маленькими паучатами.
Ко мне в гости приехал мой брат Владислав, журналист. Когда он увидел крупных насекомых и расплодившихся пауков, то пришел в такой восторг, что пообещал прислать для беседы с Сергеем молодую журналистку. Материал о животных и насекомых посчитал весьма интересным для читателей своей газеты. Через несколько дней я уговорил сына отнести пауков в ближайший лес и выпустить.
Синяя птицаСиняя птица, или как её иначе называют, Лиловый дрозд, прожила на лоджии более одиннадцати лет, обладала покладистым характером и много пела, даже в самые морозные зимние месяцы. Приятно наблюдать, как дрозд периодически распускает веером хвост, вытягивает голову и исполняет длинные хрустальные звенящие флейты и печальные свисты различной тональности. По осмысленному поведению и действиям Синяя птица не отличается от врановых, знает всех членов семьи, к чужим людям относится настороженно, нанесённую обиду помнит долго.

© Copyright: Александр Крохин

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

8 комментариев: Чимкент — Ташкент. Проза А. Крохина

  1. Людмила говорит:

    Насколько все же интересно пишет Александр Николаевич! Уже читала и перечитывала в книге, но все равно получаешь огромное удовольствие при чтении, настолько живо все! Просто на одном дыхании читаешь!

  2. Александр Крохин говорит:

    Спасибо, Людмила! Книг было выпущено мало, а общаться с природой, либо читать о ней любят все. Наш сайт читают люди из многих стран.

  3. елена николаевна борисова говорит:

    Александр Николаевич, заинтересованно прочла Ваш рассказ. Интересное и почти уникальное путешествие совершили Вы с сыном! Интересно описаны бытовые стороны жизни, далёкой от российской. Что-то знаешь уже, но в таком объёме информацию из первых рук читаю впервые. Мне думается, надо было всё же определённой отвагой обладать, чтобы в командировке не сидеть тихонько в безопасном местечке, а пуститься изучать природу этого края. Что касается самого произведения, как-то неожиданно оно закончилось… Моё мнение — не достаёт финального аккорда. Будет продолжение про Синюю птицу?

    • Александр Крохин говорит:

      Спасибо, Елена Николаевна, что сил хватило у Вас прочитать до конца! Финальные аккорды у меня звучат в последующих рассказах, но в книге. Поездил я по республикам много, есть что вспомнить и о чём писать. К сожалению сейчас возможности для путешествий нет, все друзья стали иностранцами, билеты на транспорт запредельные, да и с личной безопасностью не просто.

      • елена николаевна борисова говорит:

        Александр Николаевич, спасибо за пояснение! Читала я с удовольствием, простите, если не сумела этого сказать яснее.

  4. Людмила говорит:

    Елена Николаевна, можно я вторгнусь. Это же живые зарисовки, не рассказ с фабулой, завязкой, развязкой. У Александра Николаевича чудесная книга с подобными повествованиями, которую я иногда на ночь глядя, для удовольствия и умиротворения читаю-перечитываю. Думаю, у него еще есть экземпляры книги в загашнике!

  5. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Отчего же машина покатила назад? Что за фокус?..
    Говорят, слоны очень злопамятные. Но они и добро помнят. Просто память есть — развит головной мозг. Наверно, и у синей птицы тоже, раз запоминает…

    • Александр Крохин говорит:

      Машина катится назад оттого, что окружающий горный рельеф создаёт зрительную иллюзию, когда явно кажется, что дорога идёт вниз, а на самом деле — подъём. Про слона я тоже слышал, что у них память отличная. Врановые птицы отличаются от всех других пернатых высоким интеллектом. Это давно доказано наукой и не только, есть личный опыт наблюдений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *