Пишут друзья. Первое удивление камнем. Проза Е. Щербаковой

Первое мое удивление камнями было в детстве. Мне было 6 или 7 лет. Папа привез с Урала образцы камней горной яшмы. На одном срезе сидела ящерка, на другом срезе, сама природа это придумала, был горный пейзаж и ёлочки. А третий образец яшмы — подставка для ручки. Потом бабушка с Урала подарила мне селенитовую девочку с туеском из бересты, девочка в платочке была мне в подарок на 10-летие. Собиранием камней специально не занимались. Просто каменные сувениры были, как память о папиной родине, Пермском крае. Но позже, когда я выросла, это было после школы, мы с папой поехали в Кунгур, в ледяную пещеру. И потом в Кунгуре(папа уже приобрел тогда отдельную квартиру) купил некоторые каменные игрушки: ежик, лиса, черепаха, мужичок с пивом. С этого началась его тяга к уральской школе по камню. В Москве он ходил по каменным салонам и выставкам и интересовался художественными школами по камню. Он насобирал каменные картины: различные пейзажи – времена года, березовый, еловый лес, звери — всё из различных самоцветов. Есть три школы каменных картин: Свердловская, Карельская и из Великого Устюга, всё зависит от оформления: в рамке, на срезе, на обломе. Папа искал мастеров по камню, которые могли бы исполнить какую-нибудь иллюстрацию из сказов Бажова, (у папы большая книга с иллюстрациями его сказов). Но так и не нашел такого мастера…
Моя коллекция началась либо с того, когда папа мне и маме подарил на день рождения каменные шкатулочки, либо с того случая, когда я познакомилась с геологом по образованию и работе (это его первая профессия) Всеволодом Михайловичем Кузнецовым. Потом он окончил факультет журналистики МГУ и работал в различных изданиях, в том числе, в советско-болгарском журнале «Дружба» (позже – «Россияне»). Он, в той или иной степени. Также связан с Пермским краем: его двоюродный дядюшка, Крюков Дмитрий Николаевич,медик по профессии, участник Первой мировой войны, жил вУральском городе Реж. Там и похоронен.А прапрадед Всеволода Михайловича, Кузнецов Прокофий (Прокопий) Васильевич Кузнецов, в 1834 году, за вырезанный на камне «профиль Петра Великого» был удостоен звания (с потомством) Свободного (неклассного) художника…
А может я полюбила камни, когда почувствовала тоску по Уральским подругам детства и стала подкупать селенитовые игрушки…
И ещё: Всеволод Михайлович, однажды, привел меня в Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (бывшее Министерство геологии и охраны недр) на Баррикадной, где выставляются на продажу интересные образцы минералов. Потом я часто ездила в Измайлово, на Вернисаж, куда тоже приезжают мастера и выставляют камни… Я не задавалась целью что-либо прикупить из камня. Это происходило со мной, как отдать дань родственным душам. Когда я училась на предвыпускном курсе Литинститута в продаже открылась серия камней «Диагостини,» и я выкупила всю коллекцию вместе с метеоритом «Нантан». Образцы камней ко мне приходили по почте вместе с футлярами и папками с журналами о местах добычи горных пород и минералов…
Однажды, случай меня свел с Рыбаковой (Деви) Татьяной Николаевной, дочерью архитектора, проектирующего фонтан Дружбы народов на ВДНХ. Я попала к ней домой на уроки рисования картин Матисса и Сарьяна. У неё дома находится большой монокристалл горного хрусталя, подаренный ей, из Казахстана. Она рассказала об одном случае с ней в музее Рериха, где ей довелось даже попить чай из янтарной чашечки Елены Рерих. Под руководством Татьяны Николаевны в библиотеке им. М. Волошина велась группа «Йога и искусство», а заведующая библиотекой Ольга Владимировна показывала подборку каменных бус из Санкт-Петербурга.
Камни я собирала и на прилавочках у индийских торговцев, и в художественном салоне на Кузнецком мосту, и в магазине «Аметист», и в «Молодой гвардии» на Полянке, на м. Белорусская, на ВДНХ, на Вернисаже, как уже сказала. На столе у меня, на полке, маленький каменный вертеп, где вместе с образцами поселились и крохотные маленькие зверьки. Есть и каменные картины: из янтаря (купленные на ВДНХ) и самодельные из рассыпных камушков: цветы, картины по Васнецову «Аленушка», картина «Каменная пантера» (гагат и аметист), канделябр с синичками, отделанный рассыпными камушками (лазурит, цитрин, хризопраз) тоже сделала сама. Дома у меня большой малахитовый лев (не огромный) Из Туниса привезен каменный верблюд (африканский оникс), из Туниса я еще привезла пустынную розу, и есть у меня один подарок из белого мрамора (куэлга) Слоник с мамой-слонихой. Иногда я друзьям дарю каменные игрушки из селенита, папе я подарила снегиря (ангидрид), а маме — сороку (ангидрид). Дома стоит большой каменный букет.

© Copyright: Елена Щербакова

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике ПИШУТ ДРУЗЬЯ с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Пишут друзья. Первое удивление камнем. Проза Е. Щербаковой

  1. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Господи, какое же интересное увлечение! Елена, Вы — хозяйка медной горы. Очень энергетический рассказ — просто одарили самоцветами, солнечностью, радостью, сказками Бажова, уральской силой!

  2. Лариса говорит:

    Как хорошо, когда человек видит красоту окружающего мира и чем-то увлекается. Мне тоже нравятся камни, правда не собираю, но если есть возможность обязательно остановлюсь полюбоваться у прилавка магазина, в музее или на природе, если встречу что-то интересное. Красота камней завораживает. А мастера уральские, наверно и есть самые знаменитые, а работы их сказочные. Спасибо за красивый и познавательный рассказ, Лена!

  3. Всеволод говорит:

    Леночка упоминает, что мой прапрадед Прокофий (Прокопий) Васильевич Кузнецов, в 1834 году, за вырезанный на камне «профиль Петра Великого» был удостоен (Академией художеств России) звания (с потомством) Свободного (неклассного) художника…
    В Адрес-календаре города Москвы, изданном Карлом Нистремом в 1842 году, находим:
    «КУЗНЕЦОВЪ
    Прокофий Васильевич с сыновьями, свободный художник, резчик печатей, имеет гранильные заведения и продажу разных камней, на Тверской, в Саввинском подворье. Оное заведение существует с 1789 года, в коем производятся всякого рода заказы, как то: резьба барельефов и медальерная на разных камнях и металлах, гравирование визитных билетов и прочее гранение, и продажа разных камней»…
    Но это особая тема, нашедшая отражение в отдельном материале, под названием: «ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *