Бублик. Проза Ю. Петрова

«Вовка, смотри – опять твой Бублик пришёл!» — крикнул Серёжа с улицы.
Вовка подбежал к открытому окну и выглянул. Бублик сидел возле огорода, в тени старой липы и терпеливо смотрел в сторону Вовкиного дома. Это был большой чёрный пёс с умными, добрыми глазами и гладкой шерстью. У него не было хозяина, и кормился он от случая к случаю. Больше всех кормил его Вовка. Он ежедневно приносил собаке хлеба или костей, и пёс привязался к нему.
Вовка часто играл с Бубликом. Он убегал от него в огород и прятался там в кустах смородины. Пёс бросался за ним, останавливался перед калиткой и лаял, как бы прося открыть её. Не дождавшись, становился на задние лапы, жалобно повизгивал и старался перепрыгнуть через изгородь. Если это ему не удавалось, он бежал вдоль забора, отыскивал в нём дырку и протискивался в неё, оставляя на досках клочки чёрной шерсти. Он носился по огороду взад и вперёд, сбивал листья огурцов и капусты, топтал грядки и быстро находил куст, где притаившись сидел Вовка. Просунув сквозь густую листву свою влажную морду, Бублик старался лизнуть его. Вовка с хохотом вскакивал и бежал от собаки, а она с громким лаем бросалась за ним. Тут, обычно, выходила из дому Вовкина мама, ругала его за грядки и прогоняла обоих с огорода.
Сегодня Вовка вышел к Бублику заплаканный, с пустыми руками. Произошла неприятная история. Когда мамы не было на кухне, Вовка залез в кастрюлю с супом и стал вилкой вылавливать мясо для Бублика. Но вилка выскользнула из рук и утонула в кастрюле. Тогда, не долго думая, он погрузил руку в суп, вытащил мясо и разорвал его на две части. Ту, что была побольше, он положил обратно в кастрюлю, а кусок поменьше хотел спрятать в карман, но в это время вошла мама. Вовку как следует отругали. А кусок мяса достался коту Еремею.
Бублик не обиделся на Вовку, что тот не принёс ему ничего. Он, как и прежде, весело вилял хвостом и прыгал вокруг своего приятеля. Скоро лицо Вовки опять сияло. Забыв обо всём, они гонялись друг за другом до тех пор, пока Вовку не позвали обедать. За столом он не удержался, опять завёл разговор о собаке, снова просил разрешения взять её домой, и этим рассердил маму.
«А ты подумал о том, кто будет за ней ухаживать? – строго сказала мама, — Я на работе, ты маленький, а твоя собачища величиной чуть не с телёнка, ей пищу приготовить нужно, накормить, вывести на прогулку!»
«У него нет дома…, он есть всё время хочет…, даже чёрный хлеб ест… и бублики очень любит, это я его Бубликом назвал», — тихо проговорил Вовка и опустил голову.
Утром, на другой день, к Вовке пришёл Серёжа и уговорил его пойти на речку удить рыбу. Захватив удочки и банки с червями, они отправились через поле, засеянное клевером. Роса уже высохла. В сочной траве стрекотали кузнечики. Пахло кашкой и полевыми цветами. Утро было тихое, ясное. Солнце поднималось всё выше. Вдали уже заблестела речка, узкая и извилистая, похожая на длинную белую ленту. Ребята спускались с большого пологого холма. Они шли, весело болтая. Вдруг трава сзади зашуршала. Они обернулись и увидели Бублика, который мчался во весь дух, размахивая ушами, как чёрными тряпочными лоскутами.
«Бублик, Бублик, скорей!» — закричали оба радостно. Услышав знакомые голоса, собака ускорила бег и быстро догнала их. Идти стало ещё веселее.
На речке ребята встретили сторожа деда Силантия. Он уже возвращался с рыбалки и нёс полведра окуней.
«Поздненько, сынки, идёте. Клёва-то уж, считай, нету», — остановил их дед.
«Ничего, дедушка, поймаем сколько-нибудь», — сказал Вовка.
«Ну, посидите, может, чего и достанется. Только этому бесу лаять не давайте, а то всю рыбу перепугает, ёж ему в бок», — проворчал хрипловато дед, косясь на Бублика, и зашагал к деревне. Ребята заняли поудобнее места и размотали удочки.
Прошёл час-другой, а поплавки неподвижно лежали на воде. Дед Силантий был прав: клёва уже не было. Только раз Вовкин поплавок вздрогнул и утонул. Но и тут не повезло. Серебристая рыбёшка величиной с ладонь, блеснув чешуёй, сорвалась у самого берега. Так они ничего и не поймали. Зато их насмешил Бублик. С досады от неудачной ловли Серёжа кинул палку в речку. Не успела палка шлёпнуться в воду, как собака сорвалась с места и бросилась за ней. Плыла она быстро, частыми толчками, забавно вытягивала шею, прижимала уши. Схватив зубами палку, собака тут же повернула назад, выскочила на берег и бросила её у ног развалившихся на траве ребят. Палка опять летела в воду. Вслед за ней бросался Бублик, хватал её и приносил на то же место. При этом онкаждый раз фыркал и встряхивался, обжигая холодными брызгами разгорячённые на солнце тела мальчиков. Они ёжились, смеялись и снова бросали палку. Наконец, Бублику надоело бегать за ней. Он лёг возле своих приятелей и, положив морду на передние лапы, не опускал с них умных, преданных глаз.
Узкая лесная тропинка была покрыта сухими, жёлтыми листьями. Они кружили в воздухе и мягко шуршали под ногами. Вовка с трудом поспевал за своей мамой. Но, несмотря на это, он то и дело сворачивал с тропинки, чтобы сбить ногой растущий поблизости красный, с белыми крошками мухомор. Ему было весело. Мама взяла его с собой встречать бабушку. Теперь по вечерам бабушка будет рассказывать интересные сказки, забавные истории…
Вышли они из дома, когда уже взошло солнце. Миновали несколько заколоченных крест накрест досками пустых домов-развалюх, стоявших в конце деревни, и пошли по узкой тропе, ведущей через поле. Когда они вступили уже на опушку леса, Вовка показал матери на облако пыли, которое быстро двигалось по дороге в их сторону. И, хотя в клубах пыли, которую ветер заносил вперёд, трудно было что-нибудь разобрать, Вовка догадался, что это Бублик. Вовка видел, как Бублик пробежал мимо «Двух сестёр». Так называлось место за деревней, где у небольшого пруда, поросшего у берегов осокой, росли две крупные ивы, склонённые друг к другу и к воде. Пёс догнал их почти у самого леса. Его радости не было границ. Он прыгал и визжал от восторга, лизал своего друга в лицо и резвился до тех пор, пока не уронил Вовку в канаву. Когда Вовкина мама оглянулась, из канавы торчали только ботинки да виден был собачий хвост. Вовка вылез из канавы весь красный и злой. Он прикрикнул на собаку и побежал догонять свою маму. За ним уже спокойно побежал Бублик.
Они пришли вовремя. К пристани плавно подходил большой белый пароход. От восторга у Вовки перехватило дыхание. Он впервые видел такую громадину. Лёгкий толчок. Спущен трап, по которому сходят на пристань улыбающиеся люди. Вовка напряжённо всматривался в лицо
каждой пожилой женщины. Вот прошёл последний пассажир, и Вовка понял, что бабушка в этот раз не приехала. Напрасно они спешили.
Чтобы отдохнуть и подкрепиться, мама решила зайти к знакомым в соседнее село. Домой возвращались поздно вечером. Тропинка была еле заметна. Бублик бежал впереди и часто останавливался, чтобы подождать своих спутников. Вовка шёл рядом с матерью и старался не смотреть по сторонам.
Было страшно. Чёрные тени деревьев казались громадными чудовищами. Где-то завывало… Что-то поскрипывало… От громкого крика филина по телу проходила дрожь…Вовка ни на шаг не отставал от матери и всё время молчал. Только тревожно оглядывался по сторонам и шёпотом звал собаку.
Когда прошли около половины пути, Бублик начал отставать и бежал теперь сзади. Он часто останавливался, подолгу нюхал воздух и напряжённо всматривался в темноту. На Вовкины призывы он не обращал никакого внимания.
Мать взяла Вовку за руку. Они ускорили шаг. Ему пришлось бежать, чтобы поспеть за ней. Оба молчали. Мать молчала оттого, что боялась за Вовку: голос мог выдать её волнение. Вовка же, скованный страшными видениями и звуками, которые наплывали на него из темноты, мечтал только об одном: как бы быстрее выйти из лесу. Бублик догнал их и бежал, уже не отставая. Шерсть его вздыбилась. Он всё чаще поворачивал голову в сторону леса, иногда глухо рычал.
Вскоре лес стал редеть и незаметно перешёл в кустарник. Но это уже не радовало ни Вовку, ни его мать: Бублик проявлял беспокойство всё сильнее и сильнее. А когда вышли на опушку, он внезапно сделал прыжок в сторону и угрожающе зарычал. Вовка с матерью вздрогнули и невольно повернулись к нему. Они смотрели туда, куда была обращена морда собаки.
Мать первая заметила в темноте две зелёные точки. Затем её судорожно
дёрнул за рукав Вовка:
«Мама, смотри, зелёные огоньки!» — испуганно выкрикнул он.
«Тише! – шёпотом сказала мать, — дальше нам идти нельзя. Волк!» —
с трудом проглотила она это страшное слово.
Она прижала сына к себе, думая теперь только о нём, затем лихорадочно расстегнула пальто, взяла сына на руки и, хоть это было не легко, застегнула пальто на все пуговицы вместе с ним. Так ей стало спокойнее. Вовка у неё на груди. Его может защитить пальто. На собаку она не надеялась. Что может сделать бездомный пёс, умеющий лишь бегать за мальчишками, с матёрым волком? А может, волк не решится напасть?…
Но зелёные огоньки приближались… Когда же до них осталось несколько десятков метров, между волком и людьми встала собака. Вовка не видел, что произошло. Ему после всё рассказала мать. Бублик сделал несколько прыжков навстречу хищнику и встал в выжидающей позе. Нет, он не испытывал страха перед сильным врагом. Вовкина мать хорошо видела это. Все линии его тела говорили о решимости вступить в смертельную схватку. Так он стоял несколько секунд. Зверь приближался, готовясь к прыжку. Но собака не вступила в борьбу. Она резко рванулась в сторону и, отбежав несколько десятков метров, вновь встала, ожидая врага. Вовкина мать поняла: собака уводит опасного зверя от людей. Нужно воспользоваться этим. И она побежала. Сначала с сыном на руках. А потом, когда опасность отдалилась, и уже не было сил бежать с тяжёлой ношей, поставила Вовку на ноги.
Они не помнили, как добежали до поля, как пересекли его. Ясность сознания возвратилась к ним только тогда, когда они увидели силуэты «Двух сестёр». Около одной из ив они опустились на землю. Дальше можно было не бежать. Да они и не смогли бы, гонись за ними хоть стая волков. Оба часто и жадно глотали воздух. Первым отдышался Вовка. Он вдруг схватил мать за руку и замер, прислушиваясь.
«Уйдём отсюда, здесь кто-то хрипит» — шёпотом сказал он.
«Храпит!» — тихо сказала мать, стараясь скрыть волнение от сына.
Однако, преодолевая страх, она осторожно пошла туда, откуда слышались эти, напугавшие их, звуки. Через секунду она увидела, блеснувший при свете луны, ствол ружья и фигуру деда Силантия, который сидел, прислонившись к иве, и крепко спал. Мать громко крикнула Вовке, чтобы он подошёл к ней. Дед сразу проснулся и проворно вскочил на ноги. Выслушав их торопливый рассказ, сторож зевнул и хрипло проговорил:
«А пёс-то умницей оказался. Жалко пропадёт, бедняга, ёж ему в бок».
Этих слов Деда Силантия оказалось достаточно, чтобы у Вовки окончательно прошли страх и усталость. Он только сейчас понял, что его Бублику грозит смертельная опасность. Еле сдерживая слёзы, он стал просить сторожа пойти на помощь собаке.
«Куды теперя пойдёшь? Да, и поздно, видать» — отвечал дед.
Видно было, что его морил сон, и он собирался опять расположиться возле облюбованной им ивы. Но Вовка просил всё настойчивей. Горячее желание сына спасти собаку передалось матери, и она поддержала его:
«Силантий Никифорович, — назвала она его по имени и отчеству, — помогите собаке, может, ещё не поздно. Если хотите, мы пойдём вместе с вами». На глазах её блеснули слёзы.
Дед Силантий с минуту молчал, что-то соображая, потом недовольно крякнул и сунул руку в карман полушубка. Вовка сначала не понял, что хочет сделать дед, и хотел было опять пристать к нему с просьбой. Но в это время сторож вынул руку из кармана и начал заряжать двустволку.
«Мы пойдём с вами, Силантий Никифорович, мы знаем, куда идти» — сказала Вовкина мама.
«Знамо дело, знаете, — проворчал дед, думая о чём-то своём, — однако иттить вам со мною негоже. Будет с вас и этого. Идите, стало быть, домой. Ежели, что – я сообщу».
Всё это дед Силантий произнёс строгим тоном, видимо, для того, чтобы исключить всякие вопросы и возражения, и торопливо зашагал по полю.
Вовка с матерью пошли домой. Есть он не стал. Сразу лёг в постель.
«Что с Бубликом? Успеет ли придти на помощь дед Силантий?
Наверно, разорвёт волк его Бублика… А может, уже»… Он долго ворочался в кровати. Сон не шёл к нему. Он всё время думал о собаке.
«Если бы только Бублик был жив! Уж, теперь-то я бы взял его домой» — шептал он сквозь слёзы.
Проснулся Вовка от стука в окно. Он крикнул матери. Но та уже ушла открывать дверь. Вовка соскочил с кровати и выбежал на крыльцо. Возле калитки стоял дед Силантий без полушубка, в фуфайке.
«Притащил я вашего Бублика. Ну, и тяжёлый, ёж ему в бок. Не знаю, будет ли жить. Здорово покусал его волк. Крови, видать много потерял. Да и волку крепко досталось. Не далеко он ушёл. Ухлопал я его. А Бублика на полушубке тащил. Вон он лежит».
Вовкина мать больше не слушала деда. Она бегом побежала в другой конец деревни к ветеринару…
Много дней боролся Бублик со смертью. Все ухаживали за ним: и Вовка, и его мама, и Вовкины товарищи. С их помощью поправился Бублик. Теперь он живёт у Вовки. У него свой домик и много друзей.

© Copyright: Юрий Петров

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Бублик. Проза Ю. Петрова

  1. Людмила говорит:

    Какой чудесный рассказ! Вот какие рассказы хорошо бы детям читать — о добре, сострадании, любви. Это останется в душе.

  2. admin говорит:

    Хочется процитировать Асадова:
    «Ведь может быть тело дворняги,
    А сердце – чистейшей породы!»

    Доброе сердце мальчика угадало верное и преданное сердечко чудесного пёсика Бублика. А Бублик оказался ещё и очень смелым!
    Замечательный рассказ!

  3. Евграф говорит:

    Спасибо, мои дорогие! Хотелось представить читателям Юрия Петрова как прозаика, а не только как поэта.
    Е.Р.

Добавить комментарий для Людмила Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *