Случай в малине. Проза Ю. Петрова

Это было в знаменитых Муромских лесах, неподалёку от старейшего былинного села Карачарово, где по преданию родился наш русский богатырь Илья Муромец. Я сказал – неподалёку, а если точнее, верстах в пятнадцати от него. Пошли мы втроём по грибы: Гришка Будкин, суховатый, кряжистый парень, скорый на слово, с бесстрашными серыми глазами, большой любитель леса, Емеля Малахольный, Гришкин приятель и я.
Собственно, малахольного-то в Емеле, кроме его фамилии, больше ничего и не было. Высокий, красивый парень, с волнистыми пшеничными волосами, большими голубыми глазами, с мягкой умной смешинкой, которой покоряются не только женские, но и мужские сердца, он производил весьма благоприятное впечатление. Емеля был заядлым охотником и большим балагуром. Это досталось ему от отца Василия Фёдоровича, в период войны отважного разведчика, веселившего бесчисленными прибаутками и смешными выдумками не только своё подразделение, но и весь полк. Василий погиб в конце 44-го года в Восточной Пруссии, спасая с горсткой храбрецов отходящую, обескровленную роту. Старые деревенские жители до сих пор помнят белокурого весельчака, непревзойдённого знатока глухих Муромских лесов, не боящегося встречи ни с волком, ни с медведем. С ним не боялись ходить даже в самую далёкую лесную глухомань. Зверя он чувствовал нутром, всем своим существом, и всегда знал, что нужно сделать, чтобы избежать опасности.
Но это было давно. А сейчас наши грибники шли через красивую дубраву, разместившуюся, словно в отведённой кем-то для неё вотчине, на плоской возвышенности, посредине которой стоял величественно-гордый, могучий дуб, будто осматривающий свою многочисленную зелёную рать перед выступлением в далёкий поход. Был конец августа. Дни стояли погожие, тёплые. Лёгкий ветерок бодрил и вселял в душу радость слияния с родной русской природой, такой простой и такой таинственной. Это чувство испытывали мы все. Оно было опьяняюще-интимным, светлым, чистым и нежным. Наверное, это была частица того настоящего счастья, которое выдаётся людям маленькими кусочками, и, к сожалению, так редко.
Мы с Гришкой молчали. А Емеля – тот просто не умел этого делать. Он болтал без умолку. Темой его очередного рассказа была история, случившаяся с его закадычным другом Тимохой, с которым они тогда решили поохотиться. «Вроде всё было хорошо, — начал Емеля свой рассказ, —
и перепёлки попадались, и рябчики. После привала собрались домой. А Тимоха (любопытный до смехотуры малый, у него и кличка на деревне была «Варвара». Помните: «любопытной Варваре нос оторвали»), он и здесь высмотрел в дальних кустах что-то для себя непонятное. И, конечно, сразу туда. Я лениво наблюдаю за ним. Смотрю – Тимоха раздвигает высокий густой куст, просовывает в него свою голову в кепочке и через несколько секунд падает навзничь, держась правой рукой за лоб выше козырька и жалобно охая. Я – к нему. Оказалось, мой Тимоха напоролся на выпь. Та сидела в гнезде, и когда Тимоха показал ей свою любопытную «вывеску», она тут же выстрелила крепким клювом ему в лоб. Шея у выпи растягивается, как гармошка, и бьёт она не слабее рогатки. Шишка на лбу у Тимохи была такая здоровая, что кепку невозможно было снять целую неделю. Так и спал в кепке, пока фингал не рассосался. И смех, и грех. Хорошо, что ещё в глаз не угодила».
«Чо, это правда, што ли?» — покосился на него Гришка.
«Истинная правда, не сойти с этого места», — с обидой ответил Емеля.
«Ну, мели, Емеля, твоя неделя», — добавил Емелин друг.

Свой рассказ Емеля закончил, когда мы входили в грибные места, и надо было разбрестись в разные стороны. Договорились далеко друг от друга не уходить и чаще перекликаться. Встретиться решили возле известного всем малинника. Но боровиков оказалось столько, что я не успевал их срезать. Посмотришь рассеянным взглядом – вроде ничего особенного и не заметишь. А вглядишься, настроишься на грибную волну, и всеми клеточками почувствуешь их завораживающее присутствие.
Хорошие грибы скромны, как «тургеневские девушки», не любят оголяться,
всегда найдут какой-нибудь куст, кочку, густую траву или листок, чтобы прикрыть свои наиболее соблазнительные части, а то и укрыться полностью. А ты, намагниченный грибным азартом, приподнимешь лёгкой тростью упавшие ветви куста и встанешь, как заколдованный: стоит перед тобой чудо-богатырь в коричневой шляпе, а вокруг него там и сям выглядывают смущённо молодые грибные потомки. И нету сил оторваться от этого зрелища.
Мой двухвёдерный кузов был уже полным, и я вышел к малиннику. Там ещё никого не было. А малина красовалась так соблазнительно, что я решил полакомиться этими ароматнейшими дарами леса. Поставив кузов на землю, я вошёл в кусты. Стоило съесть пару горстей этой удивительной ягоды, как я уже не мог от неё отстать. Наверно, чувство голода, голода на прекрасные ощущения, а скорее всего, чувство непобедимого русского азарта овладело всем моим существом. Ягоды чуть не сами лезли в рот, одна крупнее другой. Я забыл о друзьях. Ароматная сладость разливалась по всему моему телу. Какие мысли были в моей голове в это время? Да, наверно, никаких. Я бездумно насыщал свой организм этой лесной прелестью. И улыбка на моём лице, скорее всего, была глупая, блаженная: ты сейчас полный хозяин такого громадного угодья. Чтобы увидеть Гришку и Емелю, когда они придут, я развернулся лицом к месту, где оставил корзину с грибами, и медленно пятился спиной в глубь малинника, опустошая ветку за веткой. Кусты малины были высокие, ветвистые, сильные. Многие ветви прогнулись до земли под тяжестью крупных ягод.
И я с сожалением начинал думать о том, сколько пропадает добра. Увлёкшись очередной «последней» веткой, я почувствовал лёгкий толчок в спину. Я быстро оглянулся и в ужасе оцепенел: ко мне спиной стоял громадный бурый медведь с повёрнутой в мою сторону разинутой пастью, в которой краснела не проглоченная, с листьями, малина. Глаза у мишки были оторопело-чумные, наверное, такие же, как и у меня. Из моей утробы вырвался страшный нечеловеческий вопль. Для мишки этот ужасный вопль, видимо, был таким потрясением, что он, обделавшись, моментально исчез. А я в это время бежал, не помня себя, в сторону, подсказанную мне помутневшим сознанием. Навстречу мне уже мчались мои друзья. Так закончился наш грибной день.

© Copyright: Юрий Петров

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике НАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ПРОЗА с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Случай в малине. Проза Ю. Петрова

  1. admin говорит:

    Ух! И страшно и… забавно! Что только в лесу не бывает!
    Хотя встреча с медведем… думаю, я бы на ближайшее дерево взвилась, а потом бы меня вертолётом снимать пришлось!)
    Кстати, вспомнила. Я как-то у нас в деповском лесу собираю грибы и вдруг за моей спиной что-то кааак хрустнет, причём так звонко, громко… И шуршит как-то непонятно и явно чавкает! Я аж окаменела… потом «разморозилась» и повернулась и оказалось, что на дерево позади меня так шумно вспрыгнула белка и сидит, главное, какой-то гриб ест и меня не боится — смотрит, ушами шевелит… А я чуть дуба не дала))) Ну, я ещё постояла, посмотрела на неё и дальше пошла за грибами))

  2. Светлана Наумова-Чернышова говорит:

    Ресурсная история!
    Слышала о встрече с медведем в устном изложении Юрия Васильевича, а рассказ читаю впервые.

  3. Людмила говорит:

    Настоящий первоапрельский рассказ! С улыбкой — но и с жутью! Слава Богу, что все так закончилось!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *